Tags: Кавафис

violino

Книжная полка. Константинос Кавафис

Стены
(Перевод И. Жданова)

А мне казалось,
что свободен я –
В своей судьбе,
в захламленном жилище
На верхнем черепичном этаже…
И вот, пока я жил неторопливо,
Вокруг меня
воздвигли эти стены,
Слепые стены мрака и забвенья…
Я шума стройки так и не услышал
И суеты ни разу не заметил.
Беспечный и глухой –
я упивался
Своим покоем, творчеством, свободой!..
И лишь теперь
в своем колодце душном –
Надежно отгороженный от мира –
Я проклял
то доверчивое время,
Которое возвысило меня.

Collapse )
civetta

Книжная полка. Константинос Кавафис

Город
(Перевод Е. Смагиной)

Сказал ты: "Еду в край чужой, найду другое море
и город новый отыщу, прекраснее, чем мой,
где в замыслах конец сквозит, как приговор немой,
а сердце остывает, как в могиле.
Доколе разум мой дремать останется в бессилье?
Куда ни брошу взгляд – руины без числа:
то жизнь моя лежит, разрушена дотла,
ее сгубил, потратил я с судьбой в напрасном споре".

Нет, не ищи других земель, неведомого моря:
твой Город за тобой пойдет. И будешь ты смотреть
на те же самые дома, и медленно стареть
на тех же самых улицах, что прежде,
и тот же Город находить. В другой – оставь надежду –
нет ни дорог тебе, ни корабля.
Не уголок один потерян – вся земля,
коль жизнь свою потратил ты, с судьбой напрасно споря.


Collapse )
civetta

Книжная полка. Константинос Кавафис

Всё то же

(Перевод С. Ильинской)

Один однообразный день сменяет

другой, такой же скучный и однообразный,

все то же нас сегодня ожидает –

вчерашняя тоска и несуразность.

Минует месяц, и другой придет на смену.

Нетрудно угадать, что он предложит:

такое надоевшее, бессменное,

что завтра уж на завтра не похоже.

Collapse )
violino

Книжная полка. Константинос Кавафис

Покидает Дионис Антония
(Перевод С. Ильинской)

Когда внезапно в час глубокой ночи
услышишь за окном оркестр незримый
(божественную музыку и голоса) –
судьбу, которая к тебе переменилась,
дела, которые не удались, мечты,
которые обманом обернулись,
оплакивать не вздумай понапрасну.
Давно готовый ко всему, отважный,
прощайся с Александрией, она уходит.
И главное – не обманись, не убеди
себя, что это сон, ошибка слуха,
к пустым надеждам зря не снисходи.
Давно готовый ко всему, отважный,
ты, удостоившийся города такого,
к окну уверенно и твердо подойди
и вслушайся с волнением, однако
без жалоб и без мелочных обид
в волшебную мелодию оркестра,
внемли и наслаждайся каждым звуком,
прощаясь с Александрией, которую теряешь.


Collapse )
civetta

Шедевры поэзии

Когда погода нелётная, и нечем особенно заняться, я люблю перечитывать любимых поэтов. Как здорово приготовить себе ароматный кофе, взять на руки теплого кота и  устроиться на диване с книгой… Вот три стихотворения разных поэтов, которые я чаще всего вспоминаю, применяя  по отношению к ним слово «шедевр»:

Оскар Уайлд      

Художник (перевод Федора Сологуба)

Был вечер, и вот в душу его желание вошло создать изображение Радости, пребывающей одно мгновение. И он в мир пошел присмотреть бронзу. Только о бронзе мог он думать.

  Но вся бронза во всем мире исчезла, и вот во всем мире не было литейной бронзы, кроме только бронзы в изваянии Печали, длящейся вовеки.

  Это же изваяние он сам своими руками создал и поставил его на могиле той, кого он любил. На могиле усопшей, которую любил он больше всех, поставил он это изваяние своей работы, чтобы оно служило знаком любви, которая не умирает, и символом печали, которая длится вовеки. И вот во всем мире не было иной бронзы, кроме бронзы этого изваяния.

  И взял он изваяние, которое он создал, и ввергнул его в большую печь, и пламени предал его.

  И вот из бронзы в изваянии Печали, длящейся вовеки, он создал изваяние Радости, пребывающей одно мгновение.

Collapse )

Марио Луци       

Слоновая кость (перевод Е. Солоновича)

Тень равноденственного кипариса

Косуля скачет по камням игриво,

Купая гривы в алых водах плёса,

Смывают поцелуи кобылицы.

Леса курятся, ниже по теченью

О стены пышных городов река

Протяжно плещется,

Во сне, на зов мечты,

Летят в Олимпию ветрила.

Воздушными стезями устремятся

Пушинки-девушки, которым в призме

Базаров радостным предстанет мир.

Но мне теперь где силы взять для жизни,

Когда тревожная любовь угасла...

Ломились розы через горизонт,

Таинственные города на небе

Влекли к себе вкрапленьями садов...

Ее воздушный голос был утёсом

Пустынным, без единого цветка.


Collapse )

Константинос Кавафис

СНЕ FECE... IL GRAN RIFIUTO  (Перевод А. Величанского)

Для иных есть час, когда надобно без фальши

сказать во всем величье Да иль Нет, во всем величье

сказать. И тот немедленно становится отличным,

кто Да имел наготове, сказав его, он дальше

идет в чести – попробуйте такого разуверьте.

Сказавший Нет стоит на том. Когда б спросили снова,

он снова Нет сказал бы... но, как камень, это слово

гнетет его. Хоть вновь он прав. И так до самой смерти.


Collapse )