Tags: Даррелл

civetta

Приветствуем символ года;-)

Небольшая подборочка. Что почитать и посмотреть, чтобы Свинку поприветствовать:

1. Хрюша из "Спокойной ночи, малыши"



2. Пятачок из "Винни-Пуха".



Collapse )
Cotilina

"Дарреллы"

Ура, товарищи! Что я нашла!! 3 сезона уже есть!! Предвкушаю:-) 2 сериала по этой трилогии я уже посмотрела, и по-моему, самые интересные эпизоды там остались за кадром. Посмотрим, что тут покажут)

civetta

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Джеральд Даррелл. Сад богов. Отрывок из главы «Весенние стихии»
(Перевод Л. Жданова)

<…>
Посмотрев на дорогу внизу, я увидел Человека с Золотистыми Бронзовками. Этот чудаковатый немой коробейник частенько встречался мне во время моих экспедиций в оливковых рощах. Щуплый и узколицый, он был облачен в удивительнейший наряд: огромная шляпа с обвислыми полями, к которым на ниточках были привязаны блестящие, золотисто-зеленые бронзовки, платье с множеством разноцветных заплат, словно пошитое из лоскутного одеяла, и широкий ярко-синий галстук. На спине у него висели клетки с голубями, разные мешки и ящички, а в карманах хранилась всякая всячина, от деревянных свирелей, резных фигурок и гребешков до кусков от мантии святого Спиридиона.
Меня в этом человеке особенно привлекал замечательный талант имитатора. Вынужденный из-за немоты искать другие средства выражения, он пользовался свирелью. Увидя, что привлек мое внимание, он опустил свирель и поманил меня пальцем. Я спустился бегом, так как знал, что у Человека с Бронзовками бывают интереснейшие вещи. Это от него я получил самую большую в моей коллекции раковину двустворчатого моллюска, к тому же с двумя крохотными паразитирующими крабами-горошинами внутри.
Подбежав к нему, я вежливо поздоровался. Он обнажил в улыбке темные зубы и с нарочито глубоким поклоном приветственно взмахнул шляпой, отчего привязанные на нитках жуки лениво зажужжали, словно ожившие изумруды. Справившись о моем здоровье, для чего он наклонился вперед и вопросительно уставился на мое лицо широко раскрытыми пытливыми глазами. Человек с Бронзовками дал понять, что у него все в порядке, исполнив на свирели веселую быструю трель и несколько раз жадно вдохнув теплый воздух с блаженно закрытыми глазами. Обменявшись таким образом любезностями, мы приступили к делу.
Я справился, зачем он меня позвал. Человек с Бронзовками поднес к губам свирель и извлек из нее глухой протяжный, тоскующий звук, после чего широко открыл глаза и зашипел, качаясь из стороны в сторону и пощелкивая зубами. Его имитация рассерженной совы была настолько верной, что я не удивился бы, если бы он взлетел. Сердце мое взволнованно забилось, я давно мечтал о паре для моей сплюшки Улисса, который днем сидел над окном спальни, точно резной тотем из оливкового дерева, а по ночам истреблял мышей вокруг дома. Однако Человек с Золотистыми Бронзовками ответил на мой вопрос презрительной усмешкой-подумаешь, сплюшка!.. Отделив от множества висевших на нем предметов большой мешок, он развязал его и осторожно вытряхнул к моим ногам содержимое.
Сказать, что я сам онемел, значит ничего не сказать, ибо в белой пыли у моих ступней, шипя, покачиваясь и щелкая клювами, словно пародируя Человека с Бронзовками, барахтались три крупных совенка. Огромные оранжевые глазищи выражали ярость и испуг; это были птенцы филина - такая редкость, что я почти не смел мечтать о них. Во что бы то ни стало я должен был заполучить их. Тот факт, что приобретение трех пухлых и прожорливых совят увеличит расходы на мясо в такой же степени, в какой возросли бы затраты на рыбу, пополнись моя коллекция выпями, не играл никакой роли. Выпи были где-то в будущем, еще неизвестно, увижу ли я их, тогда как пушистые серовато-белые мячики, которые топтали пыль, щелкая клювами, являли собой осязаемую действительность.
Collapse )
civetta

Цитата дня. Джеральд Даррелл


Human doctors are covered by the Hippocratic Oath. The wild animal doctor employs a variety of oaths, all rich and colourful, but they would, I feel, be frowned upon by the British Medical Council.
Gerald Durrell. Menagerie Manor

Врачи, которые лечат людей, произносят клятву Гиппократа. Врачи, лечащие диких животных, произносят много сочных и выразительных слов. Боюсь, однако, что Британский совет здравоохранения их не одобрит.
Джеральд Даррелл. «Поместье-зверинец»

civetta

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Джеральд Даррелл «Сад богов». Отрывки из главы «Радости дружбы».

(Перевод Л. Жданова)

<...> Приготовления к празднику набирали силу. Ларри удалось одолжить у графини Лефраки огромный рояль и тигровую шкуру на пол возле рояля, который был доставлен к нам на длинной четырехконной повозке с величайшей осторожностью, ибо являл собой любимый инструмент покойного графа. Наблюдавший за доставкой Ларри снял брезент, защищавший рояль от солнца, забрался на телегу и лихо исполнил "Провожая милочку домой", дабы удостовериться, что инструмент не пострадал от перевозки. Рояль был в полном порядке, разве что малость расстроен, и, хорошенько попыхтев, мы втащили его в гостиную. Стоя в углу, черный, с агатовым блеском, с лежащей перед ним великолепной, грозно оскаленной тигровой шкурой, он придавал всей комнате роскошный восточный вид, чему способствовали также декорации Марго - развешанные по всем стенам огромные листы бумаги с намалеванными на них минаретами, павлинами, великолепными дворцами и слонами в уборе из драгоценных камней. Кругом стояли вазы с покрашенными страусовыми перьями, висели гроздьями воздушные шары, словно кисти диковинных тропических плодов. <...>

В небе пролегли зеленые, розовые, дымчатые полосы, и совы уже свистели среди темных олив, когда начали прибывать гости. В числе первых была Лена с томом оперной партитуры под мышкой и в роскошном вечернем платье из оранжевого шелка, хотя она знала, что речь идет о вечеринке, а не о торжественном приеме.

- Дорогие мои, - произнесла она вибрирующим сопрано, сверкая черными глазами, - сегодня я в голосе. Чувствую, что не посрамлю творение мастера. Нет-нет, только не анисовки, она может подействовать на голосовые связки. Чуть-чуть шампанского и бренди, больше ничего. Я чувствую, как мое горло вибрирует, вы понимаете?.. Словно арфа.

- Как чудесно, - лицемерно отозвалась мама. - Я уверена, что мы будем в восторге.

- У нее восхитительный голос, мама, - сказала Марго. - Это меццо-тинто.

- Сопрано, - сухо поправила Лена. <...>

Collapse )

civetta

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Джеральд Даррелл. «Филе из палтуса». Глава шестая. Урсула. Отрывок

- Послушай, - сказал я, - давай-ка допивай поскорей кофе. Не то мы можем опоздать на концерт.

- О, конечно, - отозвалась она. - Нам нельзя опаздывать.

Урсула поспешно допила кофе, я рассчитался с официантом и вывел ее из ресторана. Мы проследовали через так называемый Борнмутский увеселительный сад, мимо чахлых рододендронов и прудов к концертному залу.

Когда мы взяли курс на свои места, Урсула настояла на том, чтобы нести с собой свою корзинку.

- Почему бы тебе не оставить ее в гардеробе? - спросил я, уж больно громоздкой казалась мне эта корзина.

- Я не доверяю гардеробам, - загадочно ответила Урсула. – Там происходят странные вещи.

Чтобы не усложнять себе жизнь, я не стал выяснять, что за странные вещи происходят в гардеробах. Мы заняли свои кресла и втиснули корзинку между ногами.

  Постепенно зал заполнили серьезные любители музыки. И когда вышел концертмейстер, Урсула с жаром присоединилась к аплодисментам, потом наклонилась ко мне и прошептала:

- Правда, дирижер очень симпатичный?

  Я посчитал, что сейчас не время поправлять ее. Наконец появился дирижер, и Урсула снова принялась бить в ладоши, потом откинулась в кресле и глубоко вздохнула. Посмотрела на меня с очаровательной улыбкой:

- Я предвкушаю, как это будет чудесно, дорогой.

  Программа концерта состояла из произведений Моцарта, моего любимого композитора, и мне быстро стало понятно, что подразумевали мои друзья, говоря о пагубном воздействии Урсулы на музыку. Стоило инструментам смолкнуть на секунду, как она тотчас принималась аплодировать. Со всех сторон на нас шикали, и я быстро наловчился вовремя хватать ее за руки. Каждый раз она обращала на меня страдальческий взгляд и шептала:

  - Прости, дорогой. Я думала, они уже закончили.

Collapse )

civetta

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Durrell

В который раз перечитывала Джеральда Даррелла «Моя семья и другие звери», так вот: на Корфу они отправились во многом благодаря Джорджу, другу Ларри. Этот Джордж стал учителем Джерри и познакомил его с Теодором Стефанидесом. Читаю в книге Дугласа Боттинга «Джеральд Даррелл. Путешествие в Эдвенчер» (Глава 3. Райские врата: Корфу 1935–1936)

«Джордж Вилкинсон был выдающимся романистом, но его уроки английского настолько утомляли Джеральда, что однажды мальчик предложил написать собственный роман. В то время Лоуренс как раз работал над своим вторым романом, «Черная книга». Произведение Джеральда называлось «Друг зверей» и было написано с массой грамматических ошибок, ужасным почерком, неуверенной рукой. Сюжет заключался в описании приключений человека, каким Джеральду суждено было стать впоследствии.

«Долеко-долеко, в самом серце африканских жунглей жывет малинкий белый чиловек. Самое удевительное в нем то, что он дружит со всеми звирями в акруге. Сичас он петается только травами и симинами, хотя совершено их не любит. Чтобы не голодать, он взял лук и стрелы и подстрелил какую-то птицу. Он не любит убевать сваих друзей, но он настолько аслабел, что с трудом мог хадить!
Любимым жывотным этого чиловека был большой серый павиан, каторого он назвал Сотине. Этот павиан был очень умный. Когда хозяин сказал ему: «Сотине, мне нужна бальшая палка, чтобы я мог сделать лук», он атправился в жунгли и принес бамбук для лука и стрел. Павиан принес бамбук и палажил перед белым чиловеком, и стал ожидать благодарности. Не стоит и гаварить, что хазяин был ему крайне признателен…»

И так далее в том же духе. Вполне в духе экспериментальной прозы молодой писатель смело переходит с третьего лица на первое, и дальнейшие приключения Друга зверей описывались уже не от лица рассказчика, а от лица самого героя повествования.

«Аднажды, когда я брадил вокруг сваего дома в Африке, на мое пличо легла Тежелая Валасатая Рука. Она зашвырнула миня в самое серце жунглей. Я лител и лител, и наконец упал (нильзя сказать, чтобы на очень мякую поверхность). Очнувшись, я увидил большого серого бабуина. «Господи боже мой, — проворчал я, — какого хрена ты миня сюда притащил?» Я заметил, что бабуин риагирует на май слова. Он падашел ко мне и снова схватил своей Большой Валасатой Рукой…»

В то же время Джеральд увлекся и написанием стихов. Сначала в этих произведениях сочеталась простота содержания и грамматики, но искренняя любовь к живой природе придала виршам Джерри подлинную содержательность.»

Яркая пчела парит над миром насекомых,
Она летит в лучах света,
У нее бьется сердечко и пульсируют вены,
И эта крылатая красотка стремительно падает вниз,
Садится на цветок, раздвигает лепестки
И жадно пьет нектар.
А пыльца прилипает к ее красно-желтым крылышкам.
Голод утолен, и пчела улетает домой
И уносит с собой частицу живого цветка.

(На фото Джерри в 11-летнем возрасте со своей совой Лампадузой, подаренной Графиней Мавродаки (см. Джеральд Даррелл "Птицы, звери и родственники", глава 8 "Совы и аристократия".)

civetta

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Моя семья и другие звери

(Переводчик Л.А.Деревянкина)

Отрывок из главы 10. Парад светлячков

...    Мама давно уже  с завистью смотрела на наши купания, как дневные, так и ночные,  но когда мы предложили ей  ходить вместе с нами, она  заявила,  что слишком  стара для  подобного  рода вещей. И  все  же  под  нашим постоянным нажимом  она в  конце  концов  наведалась  в  город  и возвратилась  домой с таинственным  пакетом в  руках.  Смущенно  развязав  пакет, мама изумила нас всех,  вытащив оттуда  на редкость бесформенное  одеяние  из черной материи, покрытое сверху донизу бесчисленными оборочками и складочками.
     - Ну, что вы об этом скажете? -- спросила мама. Мы уставились на странный  наряд, пытаясь отгадать, для чего он предназначен.

     - Что  это  такое?  --  спросил наконец Ларри. 

     - Купальный  костюм, разумеется,-- ответила мама.-- Что же это еще, по-вашему, может быть?

     - Он  напоминает   мне  сильно  исхудавшего  кита,--  сказал  Ларри, приглядываясь к костюму.

     - Ты  это ведь не наденешь, мама,-- сказала  пораженная Марго. - Можно подумать, что он сшит в двадцатом году.

     - А для чего тут  оборки и  все вот эти штуки? -- с  интересом спросил Ларри.

     - Для  украшения,  конечно,-- с негодованием ответила мама.

     - Ничего себе украшения! Не забудь вытряхивать из них рыбу,  когда будешь выходить из воды.

      - Могу  лишь сказать,  что  мне это нравится,-- твердо  заявила мама, засовывая чудовище обратно в пакет.- И я буду его носить.

     - Ты можешь затонуть во всей этой амуниции,-- серьезно сказал Ларри.

     - Мама, это ужасно. Его нельзя  носить,-- сказала Марго.-- Ну почему ты не купила что-нибудь более современное?

     - Когда ты доживешь до моих лет, милая, ты не  станешь ходить в трусах и лифчике... У тебя будет не та фигура.

      - Хотел бы  я знать, на  какую  же  фигуру было рассчитано вот это,-- заметил Ларри.

     - Ты просто безнадежна, мама,--  с отчаянием сказала Марго. 

     - Но мне это нравится... я же вас не прошу его носить,-- воинственно возразила мама.

     - Ну правильно. Это твое личное дело,-- согласился Ларри.-- А ты  его не снимай. Может быть, потом он окажется тебе  в самую пору, если  для этого ты сумеешь отрастить еще три или четыре ноги.

     Фыркнув  от  возмущения,  мама  ушла  наверх  примерять  костюм.  Через некоторое  время она  позвала  нас  оценить  результат,  и  мы  всей гурьбой двинулись  в  ее  спальню. Прежде  всех  вошел Роджер,  и, очутившись  перед странным  видением  в  пышном  черном костюме с массой  оборок, он  поспешно отступил к двери,  пятясь задом,  и  залился  яростным  лаем. Нам  не  сразу удалось убедить его, что это просто наша мама, но даже и  после этого он все еще продолжал  коситься  на  нее  не  очень доверчивым взглядом. Однако  же, несмотря  на  все  противодействие,  мама  не захотела расстаться  со  своим похожим на шатер костюмом, и в конце концов мы отступились.

Collapse )
civetta

Джеральд Даррелл в гостях у коммунистов

Читаю книгу Дугласа  Боттинга  «Джеральд Даррелл. Путешествие в Эдвенчер»

Даррелл хотел лично увидеть, что делается в СССР для сохранения редких и исчезающих видов животных, и вместе со своей женой и со съемочной группой отправились по советским заповедникам. Первая поездка состоялась в 1984 г. Из Москвы они поехали посмотреть на зубров  в Приокско-террасном заповеднике, потом направились на Кавказ.

В главе 30 «В Россию с Ли: 1984–1985» читаю:

«Этот вечер Джеральд и Ли провели в доме местного лесника, что произвело на Джеральда огромное впечатление. Лесник и его жена оказались бывшими актерами, которые бросили жизнь в большом городе ради тишины и уединения. Казалось, что все невероятные реалии Советского государства совершенно не касаются этих людей. Они были абсолютно свободны и занимались любимым делом. «После обычного ужина у костра и бесконечных тостов, — писан Даррелл, — нас пригласили в дом Виктора и Наташи. Это было просто великолепно. В две маленькие комнатки втиснуто все имущество семьи: пучки засушенных трав, картины, нарисованные сыном Виктора, фотографии выращенных ими животных (серн, медведей и т. п.), множество книг и рукописей. Нас уложили спать. Атмосфера этого дома была потрясающей — во всем чувствовались любовь и комфорт». На следующее утро Наташа подала вкуснейший грузинский завтрак — свежее парное молоко только что из-под коровы, два вида своеобразного йогурта (один кислый, второй сладкий), овечий сыр, пироги, только что испеченные булочки, свежие грецкие орехи и крохотные дикие груши в сиропе. И, конечно, чай, чай, чай из огромного посеребренного прабабушкиного самовара.

«Кавказ — замечательное место, а грузины очень добры, открыты и гостеприимны, — писал Джеральд в Мемфис. — Они напомнили мне греков, особенно своими бесконечными тостами и готовностью целоваться. Думаю, за последние три недели я перецеловал больше мужчин, чем Оскар Уайльд за всю свою жизнь. Почему-то они все стремятся расцеловать и Ли, что убеждает меня в том, что за коммунистами нужен глаз да глаз».
В поисках подходящего фото в интернете в одном блоге нашла отличную статью о пребывании Даррелле на Кавказе в доме Виктора и Наташи: читать   
И далее про вторую поездку в 1985 г., когда Даррелл познакомился в Москве с Николаем Дроздовым, и они отправились в Череповец, а потом в Дарвинский заповедник.

«В Москве мы познакомились с Николаем Дроздовым, очень симпатичным и милым человеком, местной телезвездой. Он предусмотрительно принес с собой шесть небольших стаканчиков в филигранных подстаканниках и огромное количество бренди, чтобы их наполнить. В результате наше купе, где никогда не курили, наполнилось дымом, раздавалось громкое пение, звон стаканов, что весьма огорчило нашу проводницу. Проводница, чтобы вы поняли, — это женщина, которая сопровождает вагон поезда. Она обязана подавать вам чай в любое время дня и ночи, включать и выключать свет и радио (по которому хор Советской Армии исполнял песни о производстве тракторов), а также предупреждать пассажиров, чтобы те не курили в купе. После наших поездок большинство проводниц отправлялось прямиком в психушку. Можете себе представить: десять человек (преимущественно иностранцы), совершенно пьяные, что-то орущие и поющие, продолжающие пить и курить и, что особенно огорчительно, нарушающие все установленные правила. Наконец десять человек вывалилось из нашего купе, и поезд отъехал от перрона. Мы еще немного выпили (в чисто медицинских целях) и легли спать. Благословенная ночь! Утром появилась нервно улыбающаяся проводница с чаем. Мы чувствовали себя отвратительно.

Вскоре мы прибыли на станцию. На улице было двенадцать градусов мороза. Вокруг симпатичные домики, которые выглядят так, словно их построил Нэш в 1780 году. Дома выкрашены бледно-зеленой краской с белой отделкой. Очень симпатично и неожиданно. Не стоит и говорить, что остальная часть города, построенная после революции, уродлива до изумления. На станции нас встретил директор Дарвинского заповедника, восемь джипов, грузовик и милицейская машина. Наш эскорт двинулся из города. Впереди неслась милицейская машина с мигалкой и сиреной. Несчастные крестьяне шарахались прямо в грязь, когда мы проносились мимо, не обращая внимания на красный свет светофоров. Примерно семь часов мы ехали по дороге, которую нужно увидеть, чтобы поверить в то, что такое возможно, — была оттепель, снег растаял, и вся дорога представляла собой шоколадный пудинг с кочками и ухабами».

Надо сказать, что охрана природы в СССР произвела на Даррелла глубокое впечатление, и он остался очень доволен поездками.

P.S. Я не смогла найти песню о производстве тракторов. которую хор Советской Армии исполнял по радио, но зато есть отличная песня «Донцы-молодцы», которую исполняет хор китайской Красной армии: