Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

gattino

Скромный уголочек гедониста

Пишу про то, что для меня является прекрасным и дорогим. Мой дневник - как сундучок, где я бережно храню любимую музыку, сцены из любимых фильмов, фотографии, цитаты из книг, афоризмы мудрых людей, и другие милые сердцу вещи...

Путеводитель по журналу. Чтобы в этой мышиной норе не заблудиться, вот основные темы, на которые я пишу и тэги к ним:

Опера (в тэгах есть названия опер и фамилии композиторов и певцов).

Музыка (классическая).

bassomania - про любимых басов.

Baritonальность - конечно же, про баритонов;-)

counter'атака - про контр-теноров.

Музыки прекрасные мгновенья - здесь я помещаю каждый раз только одну фотографию (скриншот) с концерта или из спектакля, которые мне больше всего запомнились.

Книжная полка - отрывки из любимых книг.

Любимые сцены из опер - ролики с ариями.

Родом из детства - тут ролики, представляющие известных музыкантов в детстве, и их записи в зрелом возрасте.

Уроки мастеров - мастер классы прославленных певцов и музыкантов. Постараюсь добавлять также ролики с исполнениями подросших учеников – многие из них сегодня уже сами знаменитые артисты.

Музыкальные фамилии - про музыкальные династии.
civetta

Джеральд Даррелл в гостях у коммунистов

Читаю книгу Дугласа  Боттинга  «Джеральд Даррелл. Путешествие в Эдвенчер»

Даррелл хотел лично увидеть, что делается в СССР для сохранения редких и исчезающих видов животных, и вместе со своей женой и со съемочной группой отправились по советским заповедникам. Первая поездка состоялась в 1984 г. Из Москвы они поехали посмотреть на зубров  в Приокско-террасном заповеднике, потом направились на Кавказ.

В главе 30 «В Россию с Ли: 1984–1985» читаю:

«Этот вечер Джеральд и Ли провели в доме местного лесника, что произвело на Джеральда огромное впечатление. Лесник и его жена оказались бывшими актерами, которые бросили жизнь в большом городе ради тишины и уединения. Казалось, что все невероятные реалии Советского государства совершенно не касаются этих людей. Они были абсолютно свободны и занимались любимым делом. «После обычного ужина у костра и бесконечных тостов, — писан Даррелл, — нас пригласили в дом Виктора и Наташи. Это было просто великолепно. В две маленькие комнатки втиснуто все имущество семьи: пучки засушенных трав, картины, нарисованные сыном Виктора, фотографии выращенных ими животных (серн, медведей и т. п.), множество книг и рукописей. Нас уложили спать. Атмосфера этого дома была потрясающей — во всем чувствовались любовь и комфорт». На следующее утро Наташа подала вкуснейший грузинский завтрак — свежее парное молоко только что из-под коровы, два вида своеобразного йогурта (один кислый, второй сладкий), овечий сыр, пироги, только что испеченные булочки, свежие грецкие орехи и крохотные дикие груши в сиропе. И, конечно, чай, чай, чай из огромного посеребренного прабабушкиного самовара.

«Кавказ — замечательное место, а грузины очень добры, открыты и гостеприимны, — писал Джеральд в Мемфис. — Они напомнили мне греков, особенно своими бесконечными тостами и готовностью целоваться. Думаю, за последние три недели я перецеловал больше мужчин, чем Оскар Уайльд за всю свою жизнь. Почему-то они все стремятся расцеловать и Ли, что убеждает меня в том, что за коммунистами нужен глаз да глаз».
В поисках подходящего фото в интернете в одном блоге нашла отличную статью о пребывании Даррелле на Кавказе в доме Виктора и Наташи: читать   
И далее про вторую поездку в 1985 г., когда Даррелл познакомился в Москве с Николаем Дроздовым, и они отправились в Череповец, а потом в Дарвинский заповедник.

«В Москве мы познакомились с Николаем Дроздовым, очень симпатичным и милым человеком, местной телезвездой. Он предусмотрительно принес с собой шесть небольших стаканчиков в филигранных подстаканниках и огромное количество бренди, чтобы их наполнить. В результате наше купе, где никогда не курили, наполнилось дымом, раздавалось громкое пение, звон стаканов, что весьма огорчило нашу проводницу. Проводница, чтобы вы поняли, — это женщина, которая сопровождает вагон поезда. Она обязана подавать вам чай в любое время дня и ночи, включать и выключать свет и радио (по которому хор Советской Армии исполнял песни о производстве тракторов), а также предупреждать пассажиров, чтобы те не курили в купе. После наших поездок большинство проводниц отправлялось прямиком в психушку. Можете себе представить: десять человек (преимущественно иностранцы), совершенно пьяные, что-то орущие и поющие, продолжающие пить и курить и, что особенно огорчительно, нарушающие все установленные правила. Наконец десять человек вывалилось из нашего купе, и поезд отъехал от перрона. Мы еще немного выпили (в чисто медицинских целях) и легли спать. Благословенная ночь! Утром появилась нервно улыбающаяся проводница с чаем. Мы чувствовали себя отвратительно.

Вскоре мы прибыли на станцию. На улице было двенадцать градусов мороза. Вокруг симпатичные домики, которые выглядят так, словно их построил Нэш в 1780 году. Дома выкрашены бледно-зеленой краской с белой отделкой. Очень симпатично и неожиданно. Не стоит и говорить, что остальная часть города, построенная после революции, уродлива до изумления. На станции нас встретил директор Дарвинского заповедника, восемь джипов, грузовик и милицейская машина. Наш эскорт двинулся из города. Впереди неслась милицейская машина с мигалкой и сиреной. Несчастные крестьяне шарахались прямо в грязь, когда мы проносились мимо, не обращая внимания на красный свет светофоров. Примерно семь часов мы ехали по дороге, которую нужно увидеть, чтобы поверить в то, что такое возможно, — была оттепель, снег растаял, и вся дорога представляла собой шоколадный пудинг с кочками и ухабами».

Надо сказать, что охрана природы в СССР произвела на Даррелла глубокое впечатление, и он остался очень доволен поездками.

P.S. Я не смогла найти песню о производстве тракторов. которую хор Советской Армии исполнял по радио, но зато есть отличная песня «Донцы-молодцы», которую исполняет хор китайской Красной армии: