cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

Così fan tutte. Giorgio Strehler, Ion Marin

Сегодня посмотрела эту Cosi, постановка 1997г, из Пикколо Тэатро ди Милано. Это последняя работа Джорджо Стрелера. Каст изумительный: Куллен, Гвазава, Кауфман, Ривенк, Мальта, за пультом Ион Марин. Что я могу сказать... после поннеллевской постановки я думала, что ничто в мире даже приблизиться не может к этому абсолютному совершенству. Но даже я понимаю, что Поннель снимал этот фильм в павильоне, работа велась какое-то время, певцы отрабатывали мизансцены множество раз, а звук писали отдельно. Поэтому и получился такой шедевр. А это - запись спектакля, который шел в живую. Но как красиво, как эстетично. Как тщательно построены мизансцены, как режиссер расставляет певцов, какой симметрии добивается! Это чудо! И с самого начала видно, что режиссер отступил от традиционного изображения усатых-бородатых албанцев, в Alla bella Despinetta пред нами предстают двое красавцев, каких свет не видывал доселе. Кстати, забыла отметить важную деталь: это первая редакция оперы, тут есть арии и речитативы, которые я слышу впервые. И поэтому я замерла, когда Деспина приготовилась высмеивать внешность чужестранцев, к тому же безусых. Но она спела: Che sembianze! Che vestiti! Che figure! Che pennacchi! А на вопрос дона Альфонсо, что она думает по этому поводу, отвечает: Per parlarvi schietto schietto, hanno un viso, un sirriso, sembran fatti per l’amor! (Обычно Деспинетта говорит, что с такими отвратными мордами им нечего надеяться на благосклонность донн;-))
(Скрины: Alla bella Despinetta, Un'aura amorosa).



Когда Гульельмо только появился в облике Тицьо, я уже видела, что Дорабелла не прочь пококетничать. И когда он завёл Il core vi dono, стало ясно, что бедняжка уже готова пасть в объятья;-) Но Фьордилиджи стойко перенесла сцену в саду. Она приказала Деспине подготовить военную форму и уж собралась было скакать во весь опор в армию к любимому, но Феррандо-Семпронио показал решимость пасть от любимой руки и умолял пронзить свое сердце шпагой. Думаю, верная Фьордилиджи устояла бы, но... Феррандо пел юный Кауфман, прекрасный, как майский день... Что же, я её не осуждаю...



Вот Фьордилиджи - Этери Гвазава поднимает бокал за нового любимого (а старый тем временем шипит от злости, а сам-то женится на Дорабелле;-) В финале появляются двое бравых вояк с усами и язвительно спрашивают невест, а чего-й то они такие бледные и молчаливые. А ехидный дон Альфонсо отвечает, что, мол, они от радости совсем засмущались...



Да, у меня все тут вызывает восторг. Всё. Кроме темпов. Особенно на La mia Dorabella, Alla bella Despinetta уж слишком гнали, едва успевали пропевать слова. К счастью, Secondate, aurette amiche и Il core vi dono не пострадали, и это прекрасно.
Трагическим совпадением я посчитала тот факт, что и у Поннеля Cosi тоже стала последней работой. Режиссер мечтал поставить все оперы Моцарта, но не успел.
И бонус: одна из идеальных теноровых арий в исполнении одного из идеальных теноров нашего времени:

Tags: così fan tutte, Кауфманн, Моцарт, Опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments