cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

Контр'атака. David Daniels



Оригинал взят у iskam63 в .


Приношу свои извинения за качество роликов, как говорится, что есть, то и есть.
.

.
В семье Дэвида Дэниелса все пели. Даже бебиситером там подрабатывала колоратурное сопрано, впрочем, кому ж ещё и возиться с детьми учителей вокала. Неудивительно, что с самого детства он знал о себе - будет певцом. Ребёнком пел в хоре, потом поступил в Консерваторию Цинциннати, затем - в Школу театра и музыки Мичиганского университета. Там юноше сразу дали стипендию: начинающий тенор был явно талантлив, а голос очень хорош. Казалось бы, всё складывалось удачно, но, увы, так только казалось.
Красивый голос не желал слушаться хозяина, петь было неудобно, из горла то и дело вылетали позорные петухи. Вдобавок Дэвида крайне смущало то обстоятельство, что в его теле словно бы поселились не один, а два голоса, и ему куда привычней второй, высокий, странный. В сущности, он был самим собой не в консерваторском классе, а на студенческих пирушках, где развлекал собравшихся, распевая сопрано. Промучившись так некоторое время (Дэвид даже ходил к фониатору, но никаких болезней не обнаружилось), он записал на пленку пару арий и отнес их своему преподавателю Джорджу Ширли с просьбой оценить вокал приятеля. "Я никогда не забуду его реакцию, - вспоминает Дэниелс. - Он откинулся на спинку стула, улыбнулся и сказал: "Ведь это ты? Так тут и думать нечего - ты нашёл себя. Ты - контртенор". Вскоре мичиганские друзья свели его с Лос- Анджелесской труппой, где Дэниелс спел Midsummer Night's Dream в очередь с Джеффри Галлом.


.
Все эти юношеские метания немного смешны, но дело в том, что в начале девяностых для американского завсегдатая оперного зала старинная музыка была совершенной экзотикой и намерение мужчины петь меццо-сопрано, да вдобавок ещё и не "по библиотекам", а на театральной сцене, казалось каким-то чудачеством. Так что когда воодушевленный дебютом Дэниелс стал рассылать по агентствам записи в надежде получить ангажемент, никакого интереса они не вызвали. "Их даже не слушали! - жаловался он впоследствии.- Пометки "контртенор" было достаточно, чтобы бросить кассету в мусор. Сейчас абсолютно те же люди дадут мне работу немедленно, потому что я - Дэвид Дэниелс. А ведь пел я не хуже..."


.
В 1994-м Дэниелс спел Нерона в "Коронации Поппеи" на сцене оперы Глиммерглас, известной в Штатах своим летним фестивалем. Это был первый большой успех, о нём заговорили, но окончательный перелом наступил два года спустя, когда Дэвид оказался в числе американского каста, набранного Кристи и Селларсом для постановки "Теодоры" Генделя в Глайндборне. После партии Дидимуса его карьера резво двинулась по восходящей: премия Фонда Ричарда Такера, присуждаемая ежегодно самому многообещающему американскому певцу, "Цезарь" и "Роделинда" в Мет, сольный концерт в Карнеги Холл. Он всё-таки добился того, о чём мечтал в юности, воображая себя новым Корелли. "Монсеррат Кабалье давала концерт в Карнеги Холл, мы с приятелем скопили тогда денег и поехали в Нью Йорк, чтобы её услышать. И вот, когда я стоял, готовясь к выходу на сцену, я подумал, что сейчас буду петь там, где когда-то пела Кабалье, а мы, школьники, смотрели на неё из темноты зала".


.
Стало общим местом говорить о Дэниелсе как о новаторе, изменившем само представление о контртеноре. Сейчас, когда это представление действительно сильно поменялось, не так и ясно, в чём, собственно, это новаторство состояло. Сам Дэниелс сформулировал его просто: "Я пою барокко так, как пела бы его певица, чей обычный репертуар - Азучена". Достаточно вспомнить, что сама идея History Informed Perfomance родилась из отрицания подобного соседства, чтобы понять, насколько Дэниелс был далёк от тогдашних исканий музыкальных умников. Его природа противилась идеям безвибратного инструментального вокала, матового тембра, да и старинную музыку как таковую нельзя назвать его главной привязанностью. "Я очень люблю Верди, Но Верди ничего не написал для моего голоса, так что приходится Генделю быть моим Верди..." - признается певец. Будучи заложником собственного голоса, востребованного по большей части историческим исполнительством, и музыкантом, воспитанным в традициях академического мейнстрима, Дэниелс решительно отказался разделить эти два мира и невольно стал одним из пионеров процесса "стирания границ", который мы наблюдаем сейчас на оперной сцене. "Контртенор - это всего лишь тип голоса, а не приложение к барочной музыке. Мне очень нравится петь музыку XIX и XX века и я её пою", - Дэниелс сказал это первым, за ним - Филипп Жарусски, Беджун Мета и многие другие контртеноры, активно работающие с музыкой разных эпох.
.


.
Дэвид Дэниелс, пересекший в этом году пятидесятилетний рубеж, преподает сейчас в родном Мичиганском университете, продолжает исполнительскую деятельность, в свободное время играет в баскетбол. В позапрошлом году он зарегистрировал в Вашингтоне брак со Скоттом Уолтерсом. Дэниелс никогда не скрывал своей ориентации, но и не придает ей такого значения как, скажем, Стивен Фрай. Просто он не видит причин стыдиться себя, будучи гражданином страны, ровно 240 лет назад законодательно признавшей право каждого на стремление к счастью.
.


.
Розовое детство. Впервые Дэвид вышел на сцену в три года в массовке оперы "Джанни Сикки",
где одну из партий исполнял его отец - баритон Пэрри Дэниелс

"Теодора" 1996

Нерон 1997

Kiss me, Joyce!
Фото Луки Пизарони

Приятели. Дикие...

...но симпатишные...

Вот

(с) Фотки из ФБ героя
Tags: counter'атака, Гендель, Опера, барокко, друзья
Subscribe

  • Бодрое утро!

    Вот, в fb показали классное видео! На тюбике нашла несколько подобных, тоже рисуют детки дошкольного возраста;-) Facebook post

  • Котопятница

    Giovanni Reder. Portrait of the Cat Armellino With a Sonnet by Bertazzi, ca.1750 Oil on canvas, Museo di Roma, Rome Вот такой портрет…

  • Котопятница

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments