cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

Контр'атака. Philippe Jaroussky



Продолжение рубрики (начало см. по тегу "counter'атака").



«Для контратеноров сейчас просто нет границ! Это связано и с развитием школы; сейчас при обучении контратеноров используются почти такие же методики, как для меццо-сопрано, в итоге мы можем петь почти все то же, что и они. Это потрясающе, не так ли?»

Филипп Жарусски. Он не самый первый контртенор, которого я услышала в жизни. Первыми были Эрик Курмангалиев (по радио), Вячеслав Каган-Палей (на пластинке) и Олег Безинских (вживую). Но впервые так пробрало, так захватило дух, так он влюбил в себя… Я долго собиралась писать этот пост, но всё никак не получалось привести в порядок мысли. И вряд ли получится;-) Ведь когда я слушаю этот ангельский голос, я забываю обо всём…

Вивальди. Ария Анастазио из оперы Giustino. С этого ролика всё и началось.



Филипп Жаруски или Филипп Ярусский (фр. Philippe Jaroussky; род. 13 февраля 1978, Мезон-Лафит, деп. Ивелин) — французский певец, контратенор. Специализируется в репертуаре эпохи барокко.

Окончил отделение старинной музыки Парижской консерватории. В 2004 г. получил французскую премию «Виктуар де ля мюзик» в номинации «Открытие года», в 2007 г. повторил свой успех уже в основной номинации «Певец года». В 2003 г. исполнил одну из главных ролей в постановке и записи оперы Георга Фридриха Генделя «Агриппина». Наряду с Генделем, в своём творчестве уделяет много внимания Антонио Вивальди. Исполняет музыку разных «забытых» композиторов: Антонио Кальдары, Иоганна Христиана Баха, Николы Порпоры.

Жаруски много сотрудничал с камерным Ансамблем Матеус Жана Кристофа Спинози, а также с ансамблем L'Arpeggiata Кристины Плюар.

По случаю московских гастролей певца в апреле 2006 г. российский обозреватель отмечал: "Этот певец только набирает обороты в смысле карьеры, скрипач по образованию, к вокалу он пришёл неожиданно для всех и самого себя. Пришёл, спел и победил. Филипп Жаруски поет чудесно. Приятным довеском к музыкальному таланту являются его внешность журнального красавца и фантастическое обаяние, которое все несколько лет карьеры певца принято называть дьявольским.


Это то, что нагуглила в интернете при первом же поиске. Особенно последнее предложение веселит)))



Филипп о своей фамилии: «Жарусски» - многие люди думают, что это польский, но на самом деле это русский. Фактически, «Ярусски» значит «Я – русский». Мой прадед бежал от русской революции и когда он добрался до французской границы, то не понял, что у него спрашивают, у него наверняка спрашивали его имя, и он ответил «Я – русский» и поэтому имя случайно записали таким образом – с «о», «у», и т.д. Это довольно странно…



"Моё детство было очень-очень счастливым. Детство в пригороде. Я 24 года жил в Сартровиле (округ Ивлин). Это было детство в предместье, частные домики… Мы не были особо богатыми, но бедными мы тоже не были. У нас было более-менее всё, что мы хотели. Мы ходили и в школу, и в гимназию, всюду пешком, потому что всё было рядом".





"Я всегда был деликатным ребёнком, но без излишней застенчивости. С другой стороны, совершенно очевидным фактом было то, что с самого начала я никогда не был особенно спортивным и в этом отношении я скоро почувствовал, что отличаюсь от других мальчиков в школе и в моём классе, поэтому я очень быстро обратился к более артистическим целям. В моей семье не было музыкального влияния, это не было непременной частью образования каждого ребёнка. Мой учитель, Жерар Бертрам, вот кто разъяснил моим родителям, что если в его классе и есть ребёнок, который должен заниматься музыкой, то это Филипп – и, вуаля, я влюбился в самый сложный для изучения инструмент – в скрипку и начал заниматься в 11 лет".





"Я не был особо техничным, но в скрипке я нашел свою музыкальную культуру. Я изучал музыку с этим инструментом и это правда, что будучи скрипачом вы склонны к стремлению ввысь, в небеса, скорее, чем если бы вы были более солидным – скажем, контрабасистом и возможно, это подсознательно развило эстетический вкус к высоким нотам".



Вот видео самого первого выступления юного Филиппа на сцене, когда ему было 13 лет. Филипп говорит: «Это был мой первый сценический опыт, петь эту песню в театре Сартровиля. Это было опьяняющее чувство. Находиться на сцене в 13 лет и петь перед 1500 человек в публике – к моему удивлению, это казалось мне естественным, совсем просто, как если бы это было чем-то абсолютно нормальным. Я не стану утверждать, что это повлияло на моё решение стать певцом, но мне нравилось ощущение выступления на сцене и реакция публики. Когда я записал эту песню, я помню, это было как раз незадолго до того, как у меня сломался голос; так что единственной записью моего «детского» голоса является эта песня».



Филипп рассказывает о том, как ему повезло с педагогом по вокалу - Николь Файен. Она вспоминает: «Впервые я услышала Филиппа дома. Я услышала кристальный голос, небольшой, но удивительно красивый. Я сказала ему: «Я не уверена, что вы сможете петь профессионально, ваш голос очень небольшой, очень». Он посмотрел мне прямо в глаза и сказал: «Я буду работать и я уверен, что у меня получится».

Ланди. "Сант Алессио"



«Два или три года назад я сделал что-то вроде «юбилейного концерта», на котором снова взял в руки скрипку, впервые после долгого перерыва, 10 лет не занимаясь. Когда я ступил на сцену, это не было так же естественно, как с голосом. Все годы стресса и конкурсов в Консерватории поднялись от моих ног прямо сквозь меня к кончикам пальцев, и я был парализован на месте!»



Чечилия Бартоли: «Я увидела его впервые по телевизору поющим арию Вивальди Vedro con mio diletto с Жан-Кристофом Спинози и ансамблем «Матеус». Он казался очень юным, и я подумала: «Mamma mia, какой голос, какая чуткость, какая выразительность!» Это меня действительно восхитило».





Мари-Николь Лемьё: «Мы дополняем друг друга. Я очень спонтанная, земная, плотская, а в нем очень сильна духовная сторона. И мы превносим это в наши отношения – человеческие и музыкальные. Именно поэтому мы так любим петь вместе – мы обогащаем друг друга. Для меня этот дуэт (Monteverdi -L'incoronazione di Poppea: Pur ti miro) воплощает любовь и физическую, и духовную, выкристаллизованную в одном произведении. Это нежность, это ласки, это трепетная чувственность… Когда я пою с Филиппом, такое ощущение, что наши голоса обнимаются, и это – бесконечная красота!»

Монтеверди. Дуэт из "Коронации Поппеи". Расчувствовался Филя в конце) Но зато вторая песня весёлая, это да!







Рейнальдо Ан. À Chloris. Почему-то в этой песне мне слышны отзвуки барокко...



Филипп руководит барочным ансамблем «Артаксеркс»: «В тот момент, когда я почувствую, что мой голос начнет терять свою свежесть и гибкость, станет хрупким и усталым, у меня останется возможность дирижировать ансамблем, и мне будет намного легче отпустить мой голос на покой».

Порпора. Ария из оперы "Полифем"



«Мне хочется от чистой виртуозности постепенно отойти, я немного устал. Да, я могу хорошо спеть программу виртуозных арий вроде московской. Но мне кажется, что наилучшим образом я могу себя проявить в кантатах и «Страстях» Баха, в мотетах Вивальди, в музыке Перселла, Дауленда... Генделя, но для этого надо улучшить мой английский. Самый сложный язык для пения, даже хуже немецкого. И русского, на котором я, правда, еще не пел». - (Лично для меня было шоком, когда я услышала как он поёт по-английски (в "Теодоре" Генделя)). Так что для меня он идеален скорее в операх Вивальди:



Вот, если кому интересно, (интервью по-аглицки)
Tags: counter'атака, philippe jaroussky, Вивальди, Монтеверди, Опера, Порпора, Филипп Жарусски, барокко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments