cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Книжная полка. Иштван Барна-12

Иштван Барна «Если бы Гендель вел дневник...»
Перевод с венгерского Виктора Тогобицкого

1738

<…> в конце июля - заметив, что в последние годы оратории имеют большой успех, - он начинает сочинять ораторию "Саул" на либретто Дженинса. В это время Генделя посещает либреттист, который так пишет об этом своему племяннику лорду Гёрнеси в письме от 19 сентября: "В голове господина Генделя еще больше причуд, чем раньше. Вчера, когда я посетил его, то нашел в его комнате необыкновенный инструмент, который он называет карильоном (т. е. колоколами) и говорит, что некоторые называют его также тубалкаином, я думаю, потому, что и форма его такова, как если бы били молотком по наковальне. Играть на нем нужно так, как на клавесине, и этим циклопическим инструментом он хочет довести бедного Саула до сумасшествия.



Другая причуда - орган стоимостью в 500 фунтов, который он (так много денег у него) сейчас заказал. Он говорит, что этот орган сконструирован таким образом, что, сидя перед ним, он может управлять исполнителями лучше, чем до сих пор; он очень доволен, думая о том, как точно можно исполнить ораторию с помощью этого органа; так что в будущем, вместо того чтобы отбивать такт, он сможет дирижировать ораториями сидя за органом, спиной к публике.

Третья причуда - Аллилуйя, которую, пока я был в провинции, он поместил в качестве козыря в конец оратории, так как пришел к выводу, что конец оратории недостаточно грандиозен; и если это правда, то это его ошибка, поскольку сам текст содержит немало возможностей для написания помпезной музыки. Но эта Аллилуйя, как бы ни была она грандиозна, совершенно бессмысленна, потому что никак не связана с предшествующим. Самое удивительное: он отказался написать Аллилуйю, помещенную мною в конец первого действия, сказав при этом, что это сделает произведение слишком длинным. Я еще многое могу рассказать о его причудах, но уже поздно, и остатки я придержу для следующего письма..."

В конце сентября был закончен "Саул". Гендель сейчас находится в зените творческого порыва: без всякой передышки он сразу же, 1 октября, принимается за сочинение новой оратории - "Израиль в Египте".

<…> 1739

16 января 1739 года. Премьера "Саула". Исполнению предшествовала основательная репетиционная работа. Миссис Пендэрвес в письме от 7 января пишет о том, что на другой день пойдет на репетицию "Саула".

Молодой лорд Уэнтвёрс 9 января сообщает о репетиции следующее: "Вчера господин Гендель репетировал новую ораторию, которая называется "Саул", и м-р Гамильтон [воспитатель молодого лорда] считает, что это очень хорошее произведение; исполнителем главной партии является некий Рашел, англичанин, который поет просто великолепно. Лучшая певица - Франчезина; другие певцы, как мне кажется, посредственны". Затем, спустя несколько дней, 13 января: "Я слышал, что господин Гендель попросил на время у герцога Арджилла [командора стражи Тауэра] самую большую литавру; так что исполнение с массой плохих певцов будет очень шумным; бесспорно, что таким образом Гендель хочет восполнить прежние убытки". (В Тауэре хранились литавры, которые герцог Дж. Мальборо брал с собой в битву при Мальплаке, где одержал решающую победу над французами.)

На состоявшейся 16 января премьере все исполнители, за исключением трех, были англичанами. Партию Саула пел превосходный немецкий бас Вальтц* (* Густавус Вальтц служил Генделю не только в качестве певца, он был также поваром композитора). Ионафана - Бёрд, а партию Давида - тенор-альтино Рашел. Две меньшие роли (Мелхолы и аэндорской волшебницы) исполнили итальянские певицы - Ла Франчезина и Ла Луккезина.

В этом сезоне "Саул" выдержал шесть представлений: по два в январе и феврале и по одному в марте-апреле. На премьере присутствовали и многие члены королевской семьи.

Tags: Гендель, Книжная полка, Опера, барокко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments