cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Categories:

Книжная полка. Иштван Барна-11

1733

<...> У Генделя есть пока обязанности перед владельцами абонементов: ему нужно обеспечивать дальнейшие спектакли. 2 января 1733 года возобновляют "Птолемея", который, однако, проходит всего четыре раза; к этому времени поспевает новая опера Генделя, "Орландо". Она имеет довольно большой успех: с 27 января по 5 мая ее исполняют одиннадцать раз. Не случайно, что именно это произведение больше всего интересует публику: в одной из арий, написанной для Сенесино-Орландо, Гендель применяет новый инструмент. Каструччи, концертмейстер оркестра, изготовил инструменты наподобие виоль д'амур под названием "виолетте марине", которые Гендель использовал, под аккомпанемент пиццикато виолончелей, в арии "Gia l'ebro mio ciglio". Сцену сумасшествия Орландо композитор написал с помощью необычных ритмических средств: метр в ней переменный - 4/4 и 5/8.



<...>

Националистически настроенная английская аристократия снова начинает объединяться против Генделя; ненависть к немцам, направленная против королевской семьи, переходит и на Генделя, также немца по происхождению. Неприязнь к королевской семье и, таким образом, косвенно и к Генделю, вначале проявилась только в том, что аристократы лишь изредка посещали исполнения ораторий, а затем и оперные спектакли.

Однако вскоре противодействие вельмож стало иметь для Генделя более тяжелые последствия.

<...>
То, как боролись противостоящие королю аристократы против Генделя, мы проиллюстрируем лишь на одном примере. Во время поста оперные представления не проводились, и именно этот период Гендель использовал для исполнения ораторий. Однако борющиеся против ганноверского двора аристократы придумали - в отступление от всех предшествующих обычаев - устраивать приемы, послеобеденные чаепития как раз во время поста; эти чаепития всегда "случайно" приходились как раз на те дни, когда объявлялось об исполнении ораторий Генделя.

Эта часть аристократии любой ценой хотела разорить любимца короля - Генделя. Поэтому она объединилась в большом предприятии: создала конкурирующую Оперу. Очень кстати пришлось, что Гендель рассорился с Сенесино, который тотчас же подписал контракт с новой Оперой. Сенесино, как видно, обладал хорошим коммерческим чутьем: он почувствовал, что звезда Генделя закатывается, и вовремя хотел покинуть тонущее судно. Он почувствовал и то, что жанр оратории - который, несмотря на все попытки воспрепятствовать ему, все более торжествовал, - возник не ради солистов, ведь главную роль в ораториях играет хор.

Вначале все считали, что театр "Lincoln's Inn Fields" снял сам мстительный Сенесино: в газетах обе Оперы упоминаются как "театр Генделя" и "театр Сенесино". Находящиеся в дружеских отношениях с Генделем аристократы сперва попробовали уговорить его вернуть Сенесино, однако Гендель наотрез отказался от этого. Его строптивость и гордыня привели к тому, что часть покровителей оставила его: многие держатели абонементов не возобновили подписку на следующий сезон, а приобрели абонементы в театр Сенесино. Новый, так называемый "дворянский" оперный театр смог ангажировать Куццони и переманить от Генделя всех его певцов, за исключением до конца преданной Страды.

Театр, действительной направляющей силой и покровителем которого был принц Уэльский, ангажировал в качестве композиторов Порпору и Арригони.
В то время как идут работы по созданию "дворянской" Оперы, Гендель - на первый взгляд, не обращая внимания на эти события, - в июле 1733 года, после окончания оперного сезона, уезжает со своим ансамблем в Оксфорд по приглашению вице-канцлера оксфордского университета д-ра Холмса. Д-р Херн, преподаватель института св. Эдмонда, бывший упрямым иаковитом и, следовательно, противником Генделя, так пишет об этом в своем дневнике: "Некий Гендель, иностранец (говорят, он родился в Ганновере), получил приглашение в Оксфорд для исполнения на университетских празднествах своей музыки, в которой он очень искусен; сейчас он прибыл сюда по приглашению и с одобрения вице-канцлера, ему было разрешено музицировать в театре перед празднеством и после него. Соответственно этому он продавал билеты на концерты по пять шиллингов. Концерты начинались немногим после пяти.. [5 июля]. Вице-канцлер запретил, и очень правильно, чтобы в Оксфорд приехали актеры, которые также могли бы быть здесь, как сам Гендель и его вшивая команда со множеством скрипачей-иностранцев. . [6 июля]. Вчера, в половине шестого пополудни, вновь состоялся в театре концерт в пользу м-ра Генделя, с ценами на билеты по пять шиллингов, который продолжался приблизительно до восьми часов. Либретто (которое не стоит и пенни) он продавал за шиллинг" [8 июля].

Под недоброжелательными и пристрастными дневниковыми записями скрываются следующие факты: вначале Гендель исполнил в Оксфорде "Эсфирь", концерт этот пришлось повторить несколько раз, затем, 8 июля, в церкви св. Марии были исполнены "Утрехтский Те Deum" и два коронационных антема. 10 июля впервые была исполнена новая оратория Генделя - "Аталия". которая также исполнялась еще несколько раз; 11 июля в зале "Christ Church" исполнили "Ациса и Галатею", 12 июля - "Дебору" в оксфордском театре. Гендель и его ансамбль выступили в Оксфорде в общей сложности 12 раз. Материальный доход от этого, согласно номеру "Норвич газетт" от 21 июля, был следующим: "Согласно оценкам, знаменитый м-р Гендель заработал в Оксфорде своей музыкой 2000 фунтов".

В Оксфорде Генделю предложили звание доктора музыки, однако, как пишет в своем дневнике Херн, "господин Гендель не принял докторского звания, потому что, говорят, этот барин уже отказался от такой награды в Кембридже".

По возвращении в Лондон композитор лихорадочно принимается за подготовку нового оперного сезона. Двери театра открываются уже 30 октября, в день рождения короля, на два месяца раньше, чем у конкурента, "дворянской" Оперы. Театр вновь заключил контракт с бывшей примадонной, Дурастанти. Оперный сезон начинается постановкой "пастиччо" "Семирамида", затем, 13 ноября, возобновляют "Оттона". Главную роль исполняет новый кастрат, Карестини, которого Гендель уже давно хотел ангажировать. Опера была представлена еще три раза, другие главные роли исполняли Страда и Дурастанти, вторым сопрано был кастрат Карло Скальци. После этого в программу включили еще одно "пастиччо" - "Кая Фабриция", который выдержал лишь четыре представления.

"Дворянский" театр открылся 29 декабря новой оперой Порпоры - "Ариадной". Члены труппы, почти все без исключения, перешли из театра Генделя, среди исполнителей были Сенесино, Монтаньяна, Джисмонди и, конечно, Бертолли (за ней в это время уже вовсю ухаживал принц Уэльский). Куццони еще не прибыла в Лондон. Либреттистом труппы стал старый противник Генделя - Ролли.

1734

В первом раунде Гендель смог ответить на выпад "дворянской" Оперы только постановкой оперы Винчи "Арбач". Она была исполнена восемь раз; на первом представлении (5 января) присутствовал весь двор, за исключением принца Уэльского, однако и он посмотрел спектакль, состоявшийся 8 января. 26 января впервые исполняется новая опера Генделя, "Ариадна на Крите". Либретто на основе оригинального произведения Париати написал друг Генделя Фрэнсис Колмэн. Опера имела успех - в течение сезона она прошла семнадцать раз и была возобновлена в следующем году. Колмэн, в уже часто цитировавшемся "Opera Register", пишет следующее: "Впервые в январе: "Ариадна на Крите", новая опера; очень хорошие и многочисленные представления. Синьор Карастино поет поразительно хорошо: это новый евнух. - Опера была исполнена много раз". (Здесь следует сказать, что "колмэновский" "Opera Register" вел не сам Колмэн, а кто-то из его доверенных лиц. Сам Колмэн уже много лет жил в качестве посла в Италии и умер в Пизе в апреле 1733 года, вскоре после написания либретто "Ариадны".)

У Генделя нашелся отличный помощник в лице д-ра Арбатнота, который в начале 1734 года встал на его защиту от несправедливых нападок в своем длинном, но тем более забавном памфлете. В нем Гендель предстает перед судом, чтобы оградить себя от различных обвинений. "Во-первых, его обвиняют в том, что в последние двадцать лет он словно околдовал нас... Во-вторых, совершенно бесстыдным образом обеспечил нас хорошей музыкой и гармонией, в то время как мы тосковали по плохой... В-третьих, он преднамеренно и нагло взял на себя обязанность снабжать нас не поддающимся контролю количеством наслаждений, не принимая во внимание, желаем мы того или нет; и часто он был настолько дерзким, что очаровывал нас и тогда, когда мы решили пребывать в плохом настроении.. "

Tags: Гендель, Книжная полка, Опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments