May 11th, 2013

teatro

Ещё одна «Тоска» с Доминго

Вот эта: 1994, Кэрол Ванесс, Пласидо Доминго, Сергей Лейферкус. Режисер - Francis Bardol, Orchestre de L'Opera National De Paris, дирижер - Michelangelo Veltri.

Видео такое бледное, что кажется ч/б. Сначала было не очень интересно – Доминго уже не молод, начал набирать вес, и выглядит не слишком презентабельным Марио… Скарпья всё поет одним цветом, все одинаково… кровожадно. Тоска понравилась, как нравятся и другие героини Кэрол Ванесс. После убийства барона с ней произошла удивительная метаморфоза – из подавленной и вусмерть напуганной дамочки, заламывающей руки и вытирающей слёзы она превратилась в яростную фурию тигрицу! Она ударила Скарпью ножом, оттеснила к столу и повалила на стол, а сама легко вскочила ему на грудь, душила и приказывала умереть. Он «умер» лежа поперёк стола. Она схватила его за ноги и рывком уложила вдоль и смеялась зловещим смехом: «И перед ним трепетал весь Рим!»



Третий акт начинается вообще удивительно: нет никакого замка, ни башен, ни стен, на плоскости крыши тихонько ползают в правом углу авансцены пятеро солдат. Появляется робкий мальчик в плаще до пят и с ручной птичкой, сидящей у него на руке, явно хищной. Он лёг поодаль от солдат и спел песенку пастушка, птичка сидела послушно на его руке. Солдатики ползали-ползали, да и свалились бездыханные. Вот один зашевелился, ползет и тормошит товарищей. Упились вусмерть? Не поняла… Все кое-как поднялись, кроме одного. Его подняли, привели в вертикальное положение, но он тут же рухнул, и уронил остальных. Помер… Привели Доминго-Марио. Сперва мне показалось, что он в каких-то красных митенках, но потом я разглядела, это не митенки, а окровавленные бинты на обеих руках! Марио даже не смог написать прощальный привет Флории - тюремщик сам писал под диктовку!



В сцене расстрела Доминго упал своим эффектным способом, с поворотом, как фигурист. Упал рядом с телом того несчастного солдатика. И тут я заметила, что пастушок с птичкой сидит на стене! Птица испугалась выстрелов и захлопала крыльями. А Тоска и правда прыгнула.