January 29th, 2013

teatro

Don Giovanni - 225 лет. Продолжение

Продолжаю про «Дон Жуана», начало здесь (про Дона), здесь (про Лепорелло) и здесь (про Церлину с Мазетто).
Читаем в либретто Да Понте: Эльвира, сопрано. Дама из Бургоса, покинутая Дон Жуаном. Несчастная донна в поисках своего неверного, но обожаемого Дона прибывает в Севилью, и надо же такому случиться, что первым господином, которого она встречает, и оказывается Дон Жуан собственной персоной. Он, рассказывая Депорелло о своих планах на вечер, вдруг повёл ноздрями, как благородный пёс, и изрёк : - Тихо! Я слышу аромат женщины! Пораженный Лепорелло ухмыльнулся: вот это нюх! Величественная донна Эльвира заводит свою первую арию: Ah chi mi dice mai quel barbaro dov’è, она вся кипит гневом и намекает «я мстю, и мстя моя страшна!» (Эльвира - Кири Те Канава, Дон Жуан - Томас Аллен, Лепорелло - Стаффорд Дин, ROH, 1988).


Учтивый Дон хочет утешить прекрасную незнакомку, которую он еще не узнал, а Лепорелло вновь язвит: «уже так утешил их тысячу восемьсот». Дон своим самым волнующим голосом, своим особенным баритоном обратился к незнакомке, она обернулась и … пораженная, воскликнула и осыпала неверного градом упреков и жалоб, дескать, через три дня сбежал из Бургоса, оставив меня в слезах. Дон великодушно простил Эльвиру за нанесенные ему оскорбления и смылся, предоставив Лепорелло почетное право объяснить даме серьезные причины своего внезапного отъезда. Тут следует знаменитая ария с каталогом, Лепорелло утешая Эльвиру, говорит: даладночёужтам - ты не первая и не последняя… Мне кажется, он её не успокоил….

Collapse )