cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

«Зимний путь» Ферруччо Фурланетто

FF_Ch

На OperaNews вышла статья Татьяны Елагиной о концерте в БЗК 6 марта 2014г: (Ещё никогда я не читала слова о любимом певце, которые были бы столь созвучны моим мыслям, правда!)

Большой зал Московской консерватории, словно лакмусовая бумажка, высвечивает сильные и слабые стороны вокалистов. Хотите понять, каков голос на самом деле, без акустического макияжа – приходите на сольный вечер певца в БЗК. Лучше по минимуму, с роялем.

Замечательного итальянского баса Ферруччо Фурланетто живьём слышала ранее дважды: в концертном исполнении «Дон Кихота» Массне на той же сцене БЗК, и на Исторической сцене Большого театра в «Борисе Годунове». Поверила Фурланетто и как Рыцарю печального образа, и страдающему царю Борису, отметила безупречное вокальное мастерство уже очень «взрослого» артиста. Но именно в этот раз, в камерном формате, получила наиболее полное удовольствие от звучания и самого тембра его голоса.

Диалектика: единственное замечание можно считать и комплиментом – порой слишком много звука для Шуберта и БЗК! И это ни в коем случае не форсирование, за грань mezza voce певец практически не переступал. Огромный, бархатный, сочный, какой-то антикварно дорогой бас заполнял кубатуру знакомого, как никакой другой, зала до краёв. Словно ожил, наконец, наш безвременно почивший орган Кавайе-Колля, его глубокий педальный регистр.

Вокальная форма синьора Фурланетто, владение столь мощным инструментом, вызывает уважение и удивление, «могикан» такого ранга среди сверстников артиста осталось наперечёт.

Что касается интерпретации Winterreise. Есть примеры, когда гениальный цикл Шуберта исполняют с успехом обладатели не просто камерных, а совсем скромных голосов. Они идут от поэзии Вильгельма Мюллера, стараются высветить все тонкости подтекста, изумить тщательностью отделки. Кому сильно дорог Мюллер, пожалуй, не близок будет герой «Зимнего пути» у Фурланетто. И дело тут не в оперной подаче материала, в грузе творческого «багажа» артиста из царей, королей и прочих властителей, далёких от бедного странника Шуберта-Мюллера. Камерная лирика на пусть знакомом и отлично отшлифованном с коучами, но не родном языке неизбежно вторична. Степень приближения к оригиналу текста, вживания в него, у всех различна. Лишь у отдельных лингвистически одарённых счастливцев может доходить и до статистически лукавых 90 процентов, оставив стопроцентный абсолют родившимся или выросшим в нужной языковой среде. Речь не о произношении, как таковом, комплимент немецкому Фурланетто от встреченного на концерте знатока и переводчика Ницше дорогого стоит.

Как умный музыкант italiano vero Фурланетто идёт не от слов, а прежде всего от мелодизма Шуберта, от почти фольклорной напевности его Lieder. Наверняка у каждого исполнителя «Зимнего пути» свои фавориты среди 24 романсов. У итальянского баса таковыми показались наиболее близкие к его родным канцонам. Как общую тенденцию отмечу медленные темпы многих номеров. Наполненно, без намёка на скуку.

Практически каждый романс оказывался не таким, как ожидался по другим известным трактовкам и по содержанию. (Спасибо организаторам за стильный буклет с полными поэтическими русскими переводами Вильгельма Мюллера!)

Отмечу особенно понравившиеся. «Липа» - с лёгким ad libitum, «Водный поток» - гибко, темброво вкусно, «У ручья» - проникновенное пиано, «Блуждающий огонёк» - тепло, искренне. В трагическом «Одиночестве» почудилась тень “Ella gia mai m’amo” – арии Короля Филиппа, коронной партии Фурланетто. Очень лично прозвучали и «Седины». Финальной кульминацией можно считать «Постоялый двор» - «Дорога ведёт к кладбищу. Здесь найду я приют…». Завершающие цикл три романса – как постскриптум. Прощальный «Шарманщик» спет очень просто, по-бытовому. Но не менее убедительно, чем ледяной катарсис у других исполнителей Winterreise.

Особо приятно отметить второго участника вечера. Игорь Четуев – наш соотечественник, пианист с насыщенным графиком выступлений как в сольном, так и в ансамблевом амплуа по всему миру. Их творческий тандем с Ферруччо Фурланетто сложился несколько лет назад. Думаю, любой вокалист был бы счастлив петь с таким концертмейстером. Мягкое туше, постоянное «открытое ухо» в сторону солиста, способность допускать едва заметное ритмическое рубато. Иногда хотелось поярче, поиндивидуальней партии фортепиано, «льва» - Фурланетто и на высокой рояльной планке не затмить! Впрочем, небольшие сольные фрагменты в «Липе», «Путевом столбе» или «Постоялом дворе» показали класс пианиста Четуева, возбудили аппетит. Если охарактеризовать одним словом его исполнительскую манеру – деликатность.

К сожалению, это ценное слово не подошло бы в тот вечер для публики Большого зала консерватории. Не аплодисменты — жалкие хлопки невоспитанной кучки слушателей, случившиеся после первого «Спокойно спи», так и нарушали целостность «Зимнего пути» все 24 номера. Говорят, конферансье филармонии считают излишним подготовленную консерваторскую аудиторию предупреждать не хлопать между номерами (частями). Но раз и после просьб и напоминаний мобильники всё же позванивали у отдельных безмозглых особей, то может хоть аплодировать в каждой паузе постыдятся, если подскажут, что нельзя?

К счастью, досадные мелочи забываются быстро. Странно, но мрачный, пессимистичный в целом «Зимний путь» в исполнении самого низкого мужского голоса, артистом, что годами суммарно сравнялся с обоими авторами (Шуберт прожил 31, а Мюллер — 33 года), оставил свежее, позитивное впечатление. Что тому причина – неувядающая почти эротическая красота тембра Ферруччо Фурланетто, или неистребимое итальянское жизнелюбие, просвечивающее в его Страннике – загадка!
Tags: ferruccio furlanetto, Ферруччо Фурланетто, Шуберт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments