cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

"Дон Жуан" с Ильди!

Тина творит чудеса! Она раздаёт вот такого «Дон Жуана»!

Лепорелло и Дон - как близнецы! (А вообще Лепорелло похож на молодого Аль Пачино.)



Мариэлла Дэвиа! Донна Анна!



Дон не может прийти в себя после убийства Коммендаторе, сидит, нем, печален и недвижим, переживает…



Сценография простая – на сцене смонтированы как бы зрительные места, что-то среднее между хорами и трибуной стадиона, на которых сидит хор, и эти ряды отгорожены резными бортиками, служащие одновременно скамейками. Действо происходит как на авансцене, так и на этих «трибунах», и частично в яме и даже в зале. Звук и картинка не призового качества, но, поверьте, оторваться невозможно! Отдельное умиление вызывает громкое и довольное «мурлыкание» чембало, сопровождающее речитативы.

Очень смешная «Мадамина» - там на сцене сидят хористы, одетые в костюмы 18 века, (Кстати, именно у одного из них Дон выхватил из ножен шпагу, чтоб сразиться с Командором). Лепорелло вызывает дамочек по очереди на сцену: Бьянку, Бьонду, Бруну, Грассотту, Магротту, Гранду-Маэстозу и Пиччину;-)) Ах, да, еще пришли Веккья и Джован Принчипьянта. И вот Лепорелло поёт Эльвире, а дамы в масках водят хоровод вокруг них, как тени в «Орфее». Надо ли говорить, что Джован Принчипьянта оказалась Церлинеттой?!



Alfin siam liberati и La ci darem они пели у самой ямы, и оркестранты с жадным любопытством смотрели на них)) Публика аплодировала после дуэттино, во время их долгого поцелуя, они бы успели скрыться от Эльвиры, но не вышло;-)



Очень порадовала сцена бритья Дона во время речитатива «Io deggio ad ogni patto per sempre abbandonar questo bel matto!», Дон уселся на стульчик, Лепорелло вынес на сцену приспособу, и взяв Дона за нос и намылив по самые уши, как заправский Фигаро, успел побрить ещё до Fin ch’han dal vino! И ещё… это Дон пел… топлесс…



Вот и «Batti-batti». В титрах, кстати говоря, в роли Мазетто значился Лука Пизарони, но я не поверила, и правда, это уж точно не он!



В начале второго акта ссора и уход Лепорелло разыгрывались при закрытом занавесе, на авансцене, Лепорелло скрылся за занавесом, а Дон с таким отчаянием ему вслед заголосил: Leporelloooooo!...
Чудная сцена с переодеванием, тут лепорелло мог бы и не прятаться под широким плащом, он и так вылитый Дон!



А в сцене на кладбище Дон, заслышав Командорский голос из преисподней, поскакал наверх по «трибунам», в ярости сшибая шпагой головы статуй.

А в Già la mensa è preparata Дон такой, - Тина, смотри! - весь в белом, даже волосики! И скромный «стол» для ужина накрыт на полу, на ковре. По-моему, он что-то невесёлый, предчувствует, видно, что-то… Задумчивый, не стал даже кусок курынды отнимать у Лепорелло, просто махнул на него рукой!





А когда Коммендаторе сказал Дону "Verrai?" Лепорелло на колени кинулся и умолял сказать "нет!" Но Дон его просто оттолкнул и бедный Лепорелло упал, бесчувственный. Я с самого начала финала поняла, что Дон готов к страшному, он был очень мужественный и решительный. Жалко бедного Лепорелло. И финальный ансамбль прозвучал невесело…

Tags: don giovanni, ildebrando d'arcangelo, Ильдебрандо Д'Арканджело, Моцарт, Опера, друзья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments