cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

Шопен



Если бы жил сейчас Моцарт, он написал бы... концерты Шопена. (Роберт Шуман)

Каждая нотка у Шопена - бриллиант, который упал с неба. (Ференц Лист)

У вас не сложится впечатление о Листе, пока не услышите Шопена. Венгерец - демон, поляк - ангел. (Оноре де Бальзак)

На всех портретах он разный, даже его современники по-разному описывали его внешность, например, считалось, что он голубоглазый, а на самом деле у него были охристые глаза, ястребиные. Есть и его фотография-дагерротип. Но мне больше всего нравится портрет Шопена кисти Делакруа, бывшего близким и дорогим другом музыканта. А вот образ Шопена в фильмах мне как-то не очень. Он не мог быть таким румяным блондином, как в фильме «Шопен. Желание любви», изнеженным и капризным:



И не таким белым и пушистым, как в фильме «Экспромт».



Я много читала о Шопене в детстве, читала и художественную литературу, и воспоминания, и его письма. Да, согласна, он был уж и щёголь, уж и франт, на него все оборачивались на улице. Но по характеру он был скорее даже колючим, язвительным, имел большой подражательный талант и любил передразнивать приятелей. Пожалуй,
только  Жорж Санд изображала его нытиком и неврастеником. Кстати, в фильмах этих только Жорж Санд и Лист выглядят именно такими, какими я их и представляла себе.  Шопен и Лист не были особенно дружны, понятно, что они были соперниками, но именно демонический Лист начал играть этюды Шопена, да так блестяще, что сам Шопен, по его словам, охотно позаимствовал бы у него эту манеру исполнения своих этюдов. Впоследствии Лист даже написал о Шопене книгу.

Лист говорит о Шопене в своей книге: "он не вмешивался ни в какие дела, ни в какие драмы, ни в завязки, ни в развязки. Он не властвовал ни над чьим сердцем и ни в чьей судьбе не играл решающей роли. Он ничего не искал и не унижался до просьбы... Готовый все отдать, он никогда не отдавал своей души". Про свои личные дела, про свои любовные увлечения и дружбу Шопен никогда ничего не говорил, так что многие сомневались даже, существовало ли для него все это. В разговорах он всегда занимался исключительно тем, что касалось его собеседников, и никогда не говорил о себе. В обществе Шопен отличался ровным, спокойным настроением духа: казалось, артист был доволен всем, происходившим вокруг него, и не рассчитывал встретить что-либо интересное. Обыкновенно он бывал даже весел и остроумен. Его чарующая грация и веселость вносили оживление всюду, где бы он ни появлялся. Шопен прекрасно умел передразнивать, причем лицо его изменялось до неузнаваемости и делалось похожим на того, кого он хотел представить. Но и изображая комические безобразные фигуры, артист не утрачивал своей обычной изящной красоты: "даже гримасе не удавалось его обезобразить", - говорит Лист. Все это, вместе с громадным талантом, делало его центром общества, и он всегда был окружен всеобщим поклонением. Его ценили не только как артиста, но и как обаятельного человека и приятного собеседника.     

Генрих Гейне: «Шопен не только виртуоз, блещущий своей технической законченностью, но и композитор, достигший предельных высот. Это человек первого ранга. Шопен — любимец тех избранных кругов, которые в музыке ищут высших духовных наслаждений. Его слава — аристократического xapактеpa, она надушена похвалами высшего общества, она изыскана так же, как и его личность. Шопен происходит из французской семьи в Польше и воспитание свое отчасти получил в Германии. Влияние трех национальностей делает его личность в высшей степени примечательной. Он усвоил себе лучшие черты трех народностей: Польша, дала ему свой рыцарский характер и историческую скорбь, Франция свое легкое изящество, грацию, Германия — романтическое глубокомыслие… Природа же дала ему красивую, изящную, немного худощавую фигуру, благородное сердце и гений. Да, Шопена следует назвать гением в полном смысле слова, он не только виртуоз, но он поэт звуков, ничто не может сравниться с таким наслаждением, как слушать Шопена, когда он импровизирует за роялем. Тогда он ни поляк, ни француз, ни немец, он изобличает свое высокое происхождение и сразу становится ясным, что Шопен происходит из страны Моцарта, Рафаэля и Гете, что его истинной отчизной является сказочное царство поэзии. Когда Шопен сидит за роялем и импровизирует, мне кажется, что меня посетил мой соотечественник из любимой нашей родины и рассказывает мне занятные истории, приключившиеся там за время моего отсутствия… Иногда мне хочется прервать его вопросами: а каковы дела красивой нимфы, кокетливо повязавшей серебряной вуалью зеленые локоны? Преследует ли ее еще седобородый бог моря своей глупой настойчивой любовью? По- прежнему ли у нас еще горды огненные розы? Все ли так прекрасно поют еще деревья при лунном свете?»           



Моё одно из самых сильных художественных впечатлений детства: двенадцатилетний Женя Кисин играет в БЗК оба концерта Шопена, дирижирует Дмитрий Китаенко. Помню Женю в пионерском галстуке. Я смотрела этот концерт по телевизору, затаив дыхание, до того мне нравилась музыка. Вот неполная первая часть Первого концерта. И сегодня я считаю это исполнение замечательным. Ничего не изменилось, вся та же юношеская свежесть, чуткость, поэтичность, и свойственная зрелости и мудрости -  мужественная спокойная сила.

 

Tags: Музыка, Шопен, любимые композиторы и исполнители
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments