cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

Ah ti ritrovo ancor, perfido mostro?!

Finalmente! Это про «Дон Жуана», который от eye_ame.

Тедди Таху Родес стал у нас героем после триумфального исполнения заглавной партии в концертном исполнении моцартовского «Дон Жуана» в Михайловском театре в апреле с.г. Вот интервью певца об этой (сиднейской) постановке.

Теперь по порядку. Что сразу не понравилось, так это надпись на «занавесе» белыми буквами, как будто Том Сойер их рисовал. Лепорелло уж слишком… возрастной. И у него дурацкая челка.



А сам Дон (вернее его наряд в первой сцене, это… troppo!)

Когда после оплакивания Командора со сцены уходят Донна Анна с Доном Оттавио, Дон и Лепорелло появляются слишком быстро, и сразу идет реплика Лепорелло, а д.А. с д.О. еще не успели скрыться. У Дона мощный, полнозвучный и какой-то зверский голос, густой и тёмный, но почему-то всегда «одного цвета» и «одинаковой толщины», - что в сцене с Командором, что он про Эльвиру поёт «Poverina-poverina.» Эльвиру в красном «кардинальском» плаще принесли в портшезе:



И когда Лепорелло начинает оглашать список ей докладывать статистические данные по странам, она хохочет. Какой ужасный выговор у Лепорелло… Когда он в подражание хозяину стал «окружать заботой» крестьяночку, она отчего-то протяжно заголосила и захныкала, обидевшись не на шутку. Тут сам старичок виноват, ящитаю. Надо было весело ущипнуть её в нужном месте в нужный час! Это очень развивает у певиц диапазон!
Мазетто не соглашается оставить Церлинетту одну с Доном, и на «Masetto, guarda ben, ti pentirai» Дон зубами стягивает с руки перчатку и в такт дает Мазетто оплеухи. Наконец-то «Alfin siam liberati», думала, что Дон переключит тембр – не тут-то было! Только «quel visetto d’oro, quel viso inzuccherato» он спел слаще меда… Церлинетта мила, но её итальянский еще хуже, чем у Лепорелло.



Что сказать… Церлина не прочь, это сразу видно, а Дон, этот альфа-самец, даже и не пытается «усугубить свой голос, чтоб он рычал, что твой соловушка», не включает обворожительные баритональные интонации, так и прёт напролом. Так что донна Эльвира, по-моему, очень вовремя подоспела!
Да, этот Дон просто жЫвотное! Когда он ярится из-за того, что Донна Эльвира увела от него Церлинетту, приходят Донна Анна с женихом, и этот монстр поёт «ma voi, bella Donn’Anna, perché così piangete?» всё таким же зверским голосом, и, говоря, что хочет успокоить безумную Эльвиру, грубо хватает её, чуть ли не выкручивает руки!



А когда прощается с Анной, подходит к ней, пока дон Оттавио стоит в сторонке, издевательски усмехается и шепчет: «Perdonate, bellissima Donn’Anna; se servirvi poss’io, in casa mia v’aspetto» - и целует в глазик – «amici, addio!»



И уходит, посмеиваясь. И тут до Анны доходит, КТО это! «Or sai chi l’onore» Анна поёт лежа, не знаю, зачем! И вообще она тут прямо заистерила, что твоя Царица Ночи!
Вот что непривычно: Церлина пришла мириться с Мазетто не одна, а с группой поддержки: и это помогло – он быстро сдался, позволил надеть себе на голову веночек и обнял жёнушку.



Когда Дон начал созывать гостей на праздник, глупышка брякнулась на пол, ведь кустиков не было, чтоб ей спрятаться!

Трио «Protegga il giusto cielo» – что-то как-то жидковато, робко.

А вот и «Viva la libertà!»



Так Лепорелло хочет плясать с Мазетто немецкий! танец: - No, no, ballar non voglio!



Паук схватил Муху-цокотуху, а бедного кузнечика ушибли о стенку:



В трио с переодеванием я думала-гадала, как же они поменяются одеждой-то?! Ума не приложу. А никак – и не переодевались, Дон сам и пел, и играл роль себя, а Лепорелло сидел на чемоданах за углом…



Вот серенада, смотри-ка, лады перебирает, сам!!



И как поёт, мерзавец! Забыты все зверские интонации, прямо мёдом разливается, да и мелизмами кое-где украсил! И камеристка показалась, сидела в окошке, пока Дон с Мазетто договаривались истребить Дона. А когда поверженный Мазетто лежал и поскуливал, Церлина отругала его за дурацкую ревность, да наподдала ещё! Но потом пожалела, как положено по либретто;-)

Похороны Командора: там было много людей в трауре, и среди них пастор. Это хорошо. Но почему Донна Анна в таком платье и с такой прической, это я не поняла. Non mi dir, bell’idol mio:



Già la mensa è preparata: Страшно, аж жуть. Как падают колонны! Чуть Дона не зашибли!



Но почему он не сопротивлялся, когда его укладывали на командорский гроб?!

Аплодисменты, занавес поднимается, окна, стены и колонны целы, в окошечке сидит Дон, живой-здоровый, в церлинином веночке))).
Tags: don giovanni, Моцарт, Опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments