cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Джеральд Даррелл «Сад богов». Отрывки из главы «Радости дружбы».

(Перевод Л. Жданова)

<...> Приготовления к празднику набирали силу. Ларри удалось одолжить у графини Лефраки огромный рояль и тигровую шкуру на пол возле рояля, который был доставлен к нам на длинной четырехконной повозке с величайшей осторожностью, ибо являл собой любимый инструмент покойного графа. Наблюдавший за доставкой Ларри снял брезент, защищавший рояль от солнца, забрался на телегу и лихо исполнил "Провожая милочку домой", дабы удостовериться, что инструмент не пострадал от перевозки. Рояль был в полном порядке, разве что малость расстроен, и, хорошенько попыхтев, мы втащили его в гостиную. Стоя в углу, черный, с агатовым блеском, с лежащей перед ним великолепной, грозно оскаленной тигровой шкурой, он придавал всей комнате роскошный восточный вид, чему способствовали также декорации Марго - развешанные по всем стенам огромные листы бумаги с намалеванными на них минаретами, павлинами, великолепными дворцами и слонами в уборе из драгоценных камней. Кругом стояли вазы с покрашенными страусовыми перьями, висели гроздьями воздушные шары, словно кисти диковинных тропических плодов. <...>

В небе пролегли зеленые, розовые, дымчатые полосы, и совы уже свистели среди темных олив, когда начали прибывать гости. В числе первых была Лена с томом оперной партитуры под мышкой и в роскошном вечернем платье из оранжевого шелка, хотя она знала, что речь идет о вечеринке, а не о торжественном приеме.

- Дорогие мои, - произнесла она вибрирующим сопрано, сверкая черными глазами, - сегодня я в голосе. Чувствую, что не посрамлю творение мастера. Нет-нет, только не анисовки, она может подействовать на голосовые связки. Чуть-чуть шампанского и бренди, больше ничего. Я чувствую, как мое горло вибрирует, вы понимаете?.. Словно арфа.

- Как чудесно, - лицемерно отозвалась мама. - Я уверена, что мы будем в восторге.

- У нее восхитительный голос, мама, - сказала Марго. - Это меццо-тинто.

- Сопрано, - сухо поправила Лена. <...>

Все новые экипажи под цоканье копыт подкатывали к нашему крыльцу, и все новые машины исторгали гостей из своего чрева. Комнаты наполнялись причудливым собранием приглашенных. В одном углу Кралевский - этакий озабоченный горбатый гном - рассказывал Лене про свое знакомство с Гудини.

- "Гарри, - говорю я ему, мы ведь были близкие друзья, - Гарри, посвяти меня в любые секреты по твоему выбору, я никому не открою. На моих губах печать молчания".

Кралевский глотнул вина и поджал губы, показывая, как они были запечатаны.

- В самом деле? - отозвалась Лена безо всякого интереса. - Да, в певческом мире совсем по-другому. Мы, артисты, охотно делимся своими секретами. Помню, как Крася Тупти сказала мне: "Лена, у тебя такой восхитительный голос, что я не могу слушать без слез. Я научила тебя всему, что умела сама. Ступай, неси миру факел своего таланта".

- Я не к тому, что Гарри Гудини был такой уж скрытный. - сухо произнес Кралевский - Я не знал более щедрого человека. Представьте, он даже показал мне, как распилить женщину пополам.

- Боже мой, это, наверно, очень любопытно - быть разрезанной пополам. - задумчиво сказала Лена. - Вообразите: одна половина беседует с епископом, а у второй в это время роман в соседней комнате. Вот потеха!

- Это всего лишь иллюзия, - объяснил Кралевский, зардевшись.

- Как и вся наша жизнь, - с чувством произнесла Лена. - Как и вся наша жизнь, друг мой. <...>

На подготовку представления ушло немало времени - после доброй трапезы с возлияниями все были тяжелы на подъем; в конце концов Марго все же удалось собрать труппу. Она предложила роль ведущего Ларри, но он отказался, говоря, что не может быть ведущим, если она хочет, чтобы он сам выступил с номером. И Марго ничего не оставалось, как принять удар на себя. Чуть румяная от волнения, она ступила на тигровую шкуру у рояля и попросила тишины.

- Леди и джентльмены, - начала она, - сегодня вечером для вашего увеселения у нас выступают лучшие таланты острова, и я не сомневаюсь, что всем вам доставят удовольствие таланты этих талантливых талантов.

Марго остановилась, покраснев еще сильнее, и Кралевский галантно первым захлопал в ладоши.

- Для начала представляю вам Константино Мегалотополопопулоса, - продолжала Марго, - нашего аккомпаниатора.

Маленький толстенький грек, этакая чернявая божья коровка, просеменил в комнату, поклонился и сел за рояль. Еще одно из достижений Спиро: мистер Мегалотополопопулос, по профессии помощник драпировщика, не только умел играть на рояле, но и читал с листа.

- А теперь, - объявила Марго, - с великим удовольствием представляю вам очень талантливую артистку Лену Маврокондас, которой аккомпанирует на рояле Константино Мегалотополопопулос. Лена споет большую арию из "Розового кавалера" - "Подношение розы".

Лена, яркая, как тигровая лилия, проплыла к роялю, поклонилась Константино, аккуратно сложила ладони поверх диафрагмы, точно защищая ее от ударов, и запела.

- Прелестно, прелестно, - сказал Кралевский, когда она кончила и поблагодарила нас поклоном за аплодисменты. - Виртуозное исполнение.

- Вот именно, - подхватил Ларри. - В лондонском "Ковент-Гардене" такую манеру исполнения называют "Три В".

- "Три В"? - заинтересовался Кралевский. - Что это значит?

- Вим, вибрато и волюм, - объяснил Ларри: - Сила, вибрация, напор.

- Объяви, что я спою на бис, - тихо обратилась Лена к Марго, пошептавшись с Константино Мегалотополопопулосом.

- Конечно, это замечательно, - взволнованно отозвалась Марго, не ожидавшая такой щедрости. - Леди и джентльмены, а теперь Лена исполнит другую песню, называется "На бис".

Лена наградила Марго убийственным взглядом и приступила к исполнению с такой энергией и таким обилием жестов, что даже Крич был поражен.

- Клянусь богом, какая смазливая девчонка! - воскликнул он, и глаза его увлажнились от восторга.

- Да-да, настоящая артистка, - согласился Кралевский.

- Какая грудная клетка! - восхищался Крич. – Обводы - что твой линкор.

Лена закончила нотой, словно заимствованной у цитры, и поклонилась на аплодисменты - достаточно громкие, однако не слишком горячие и продолжительные, чтобы не поощрить певицу на еще один бис.

- Спасибо, Лена, это было замечательно, совсем как в настоящем концерте, - сказала сияющая Марго. <...>

  - Нет, - твердо произнесла мама. - Никаких песен больше. Лучше попросите мистера Мага... как там его зовут, сыграть что-нибудь успокоительное, и все потанцуют.

- Это идея, прелесть моя, - отозвался капитан Крич. – Повальсируем вместе! Вальс - один из кратчайших путей к полной близости.

- Нет-нет, спасибо, - холодно ответила мама. - Я слишком занята, мне не до близости с кем бы то ни было.

- А вы, - обратился капитан к Лене. - Может быть, покружимся в обнимку, а?

- По правде говоря, я обожаю вальс, - ответила Лена, выпячивая грудь к великой радости капитана.

Мегалотополопопулос лихо ударил по клавишам, и под звуки "Голубого Дуная" капитан закружил Лену в танце. <...>

- О-о-о! - неожиданно взвизгнула Марго. - Вы только посмотрите, что сделал капитан Крич с прелестным платьем Лены.

Мы повернулись туда, где несколько пар весело кружились в вальсе, и веселее всех - капитан и Лена. К сожалению, ни он, ни она не заметили, что в какой-то момент капитан, видимо, наступил на украшающие ленино платье пышные оборки и оборвал их так, что теперь он, сам того не подозревая, танцевал как бы внутри платья.

- Господи! - воскликнула мама. - Гадкий старикашка!

- А он был прав, когда сказал, что вальс сближает, - отметил Ларри. - Еще несколько оборотов, и они совсем сблизятся в этом платье.

- Может быть, мне стоит предупредить Лену? - спросила Марго. <...>

В эту самую минуту Мегалотополопопулос лихим аккордом завершил вальс, Лена и капитан закружились волчком и остановились. Прежде чем Марго успела что-либо произнести, капитан отступил назад, чтобы поклониться партнерше, - и шлепнулся на спину, разорвав при этом ленину юбку. На мгновение воцарилась жуткая тишина; изумленные взгляды присутствующих были прикованы к окаменевшей Лене. Наконец голос простертого на полу капитана развеял чары.

- Мать честная, какие дивные панталоны, - весело заметил он.

Лена издала истинно греческий вопль; леденящий кровь, точно удар железной косы о камень в траве, он сочетал негодование и жалобу с глубоким убийственным обертоном. Этот звук вырвался, так сказать, из самых недр ее голосовых связок; Галли Курчи могла бы гордиться Леной. Как ни странно, человеком, который бросился в прорыв и предотвратил угрозу дипломатического конфликта, оказалась Марго. Правда, избранный ею способ можно назвать излишне экспрессивным: сорвав с одного из боковых столиков скатерть, она подбежала к Лене и запеленала ее. И вроде бы все правильно, не выбери Марго скатерть, на которой стояли блюда с едой и большой канделябр на двадцать четыре свечи. Звон битой посуды и шипение тонущих в приправах и соусах свечей капитально отвлекли внимание гостей от Лены, и Марго, воспользовавшись суматохой, увлекла ее по лестнице на второй этаж. <...>

Tags: Даррелл, Книжная полка, любимые книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments