cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Categories:

Книжная полка. Джеральд Даррелл

Джеральд Даррелл. «Филе из палтуса». Глава шестая. Урсула. Отрывок

- Послушай, - сказал я, - давай-ка допивай поскорей кофе. Не то мы можем опоздать на концерт.

- О, конечно, - отозвалась она. - Нам нельзя опаздывать.

Урсула поспешно допила кофе, я рассчитался с официантом и вывел ее из ресторана. Мы проследовали через так называемый Борнмутский увеселительный сад, мимо чахлых рододендронов и прудов к концертному залу.

Когда мы взяли курс на свои места, Урсула настояла на том, чтобы нести с собой свою корзинку.

- Почему бы тебе не оставить ее в гардеробе? - спросил я, уж больно громоздкой казалась мне эта корзина.

- Я не доверяю гардеробам, - загадочно ответила Урсула. – Там происходят странные вещи.

Чтобы не усложнять себе жизнь, я не стал выяснять, что за странные вещи происходят в гардеробах. Мы заняли свои кресла и втиснули корзинку между ногами.

  Постепенно зал заполнили серьезные любители музыки. И когда вышел концертмейстер, Урсула с жаром присоединилась к аплодисментам, потом наклонилась ко мне и прошептала:

- Правда, дирижер очень симпатичный?

  Я посчитал, что сейчас не время поправлять ее. Наконец появился дирижер, и Урсула снова принялась бить в ладоши, потом откинулась в кресле и глубоко вздохнула. Посмотрела на меня с очаровательной улыбкой:

- Я предвкушаю, как это будет чудесно, дорогой.

  Программа концерта состояла из произведений Моцарта, моего любимого композитора, и мне быстро стало понятно, что подразумевали мои друзья, говоря о пагубном воздействии Урсулы на музыку. Стоило инструментам смолкнуть на секунду, как она тотчас принималась аплодировать. Со всех сторон на нас шикали, и я быстро наловчился вовремя хватать ее за руки. Каждый раз она обращала на меня страдальческий взгляд и шептала:

  - Прости, дорогой. Я думала, они уже закончили.

Кажется, после четвертого номера программы я почувствовал, что корзинка шевелится. Подумал сперва, что ошибся, но, придавив ее ногой, убедился, что там происходит какое-то шевеление. Посмотрел на Урсулу, она сидела с закрытыми глазами, покачивая в такт музыке указательным пальцем.

- Урсула! - прошептал я.

- Да, дорогой, - отозвалась она, не открывая глаз.

- Что у тебя там в корзине?

Она озадаченно уставилась на меня.

- Ты о чем это?

- В твоей корзинке что-то шевелится.

- Тс-с-с! - донесся сзади сердитый хор.

- Не может быть, - сказала Урсула. - Разве что кончилось действие таблеток.

  - Что у тебя в корзине? - спросил я.

- Ничего особенного, просто подарок для одного человека.

Она наклонилась, подняла крышку и извлекла из корзинки крохотного мопса с огромными черными глазами.

Я был потрясен. Борнмутские любители музыки очень серьезно относились к концертам, меньше всего на свете они желали и допускали, чтобы в священные покои вторгались собаки.

- Черт возьми! - сказала Урсула, глядя на очаровательную мордочку мопса. - Действие таблеток кончилось.

- Слышишь, немедленно посади его обратно в корзину, - прошипел я.

- Тс-с-с! - шикали на нас со всех сторон.

Урсула наклонилась, чтобы вернуть щенка в корзину, он широко зевнул, потом вдруг дернулся, и она выпустила его.

- О-о-о! - пропищала Урсула. - Я уронила его! Уронила!

- Замолчи! - рявкнул я.

Шиканье продолжалось.

Я нагнулся, пытаясь нащупать щенка, однако мопсик, явно ободренный тем, что вырвался из заточения, уже трусил мимо кресел, сквозь лес из чужих ног.

- Что мы теперь будем делать? - спросила Урсула.

- Вот что, ты лучше помалкивай, - ответил я. - Заткнись и предоставь действовать мне.

Шиканье не прекращалось.

Мы помолчали, я лихорадочно соображал. Как отыскать щенка мопса среди всех этих кресел и ног, не срывая концерт?

- Придется оставить его в покое, - заключил я. - Я поищу после концерта, когда все разойдутся.

- Ты что! - всколыхнулась Урсула. - Разве можно бросить вот так этого крошку, на него могут наступить, могут его покалечить.

- Хорошо, а что ты сейчас предлагаешь мне делать?

- Тс-с-с! - неслось отовсюду.

- Пойди отыщи его среди этой чащи кресел и ног, - продолжал я.

- Но дорогой, ты обязан его найти. Ему так страшно, страшно одиноко.

"Одиноко среди семи сотен людей в зале", - подумал я.

- Ладно, сделаю вид, что мне понадобилось пойти в уборную.

- Чудесная идея, - просияла Урсула. - Наверно, он как раз в ту сторону направился.

Встав на ноги, я прошел сквозь строй негодующих лиц и произносимых вполголоса проклятий. Очутившись в проходе, прямо перед собой увидел мопсика, который, присел, как приседают щенята до того, как научатся поднимать ножку, и по-своему декорировал красную ковровую дорожку. Осторожно подкравшись, я схватил его и поднял, при этом мопсик громко взвизгнул, заглушая бурные звуки музыки. Послышался нестройный шум - это возмущенные меломаны повернулись в мою сторону. Щенок продолжал визжать, тогда я затолкал его под пиджак и выбежал из зала.

К счастью, в гардеробе дежурила одна моя знакомая девушка.

- Привет, - сказала она. - Уже уходишь? Тебе не понравился концерт?

- Н-нет... меня... меня вынудили обстоятельства. - Я достал щенка из-под пиджака и показал ей. - Ты не присмотришь за ним для меня?

- Ой, какой миленький! - воскликнула она. - Надеюсь, ты не носил его в зал? У нас ведь строго запрещено приводить с собой собак.

- Знаю, знаю. Произошло недоразумение. Это не мой щенок, моего друга. Ты присмотришь за ним до конца концерта?

- Конечно, присмотрю. Он такой миленький!

- Совсем не такой уж миленький, когда попадает на концерт, - ответил я.

Передав мопсика в заботливые руки гардеробщицы, я возвратился в зал и тихо постоял в тени, пока не кончилось исполнение очередного номера. После чего прошел вдоль рядов к Урсуле.

- Ты принес его, милый? - осведомилась она.

- Нет, я оставил его у гардеробщицы, мы с ней знакомы.

- Ты уверен, что с ним ничего не случится? - В представлении Урсулы, в гардеробах с щенками мопсов происходили какие-то ужасные вещи.

- Все будет в полном порядке, - ответил я. - Его будут нежить и лелеять до конца концерта. Ума не приложу, зачем тебе понадобилось приносить собаку в зал.

- Но, дорогой, это подарок одному моему другу. Я... я собиралась все объяснить тебе, но ты все время говорил, говорил, не давал мне слова вставить. Я отвезу его после концерта.

- Ладно, только, ради Бога, не повторяй больше этот номер. Концертный зал не предназначен для собак. А теперь давай посидим спокойно, постараемся наслаждаться музыкой, хорошо?

- Конечно, милый, - отозвалась Урсула.

Когда закончился концерт и Урсула, как она выразилась, поаплодировала до хрипоты, мы извлекли щенка из гардероба, вернули его в корзину и покинули зал вместе с толпой любителей музыки, оживленно обсуждавших достоинства Борнмутского симфонического оркестра.

- Дорогой, я так счастлива, - говорила Урсула. - Все эти архипелаги, у меня от них мурашки по спине. Никто не сравнится с Бетховеном, верно? - громко и отчетливо спросила она, вися на моей руке, точно хрупкая девственная тетушка, заглядывая мне в глаза и сжимая в одной руке программу, на которой большими буквами было написано: "Концерт из произведений Моцарта".

- Никто, - поспешил я согласиться.

Tags: Даррелл, Книжная полка, Музыка, любимые книги, юмор
Subscribe

  • Приветствуем символ года;-)

    Небольшая подборочка. Что почитать и посмотреть, чтобы Свинку поприветствовать: 1. Хрюша из "Спокойной ночи, малыши" 2. Пятачок из…

  • Ещё одна песня. На бис))

    Не могу пропустить ещё одну песню дату - 28 ноября - день рождения Мистера Жаба!

  • «Ветер в ивах»

    Итак, «Ветер в ивах» /The Wind in The Willows. Спасибо, Марина, что напомнила мне об этой дивной книге. Я…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Приветствуем символ года;-)

    Небольшая подборочка. Что почитать и посмотреть, чтобы Свинку поприветствовать: 1. Хрюша из "Спокойной ночи, малыши" 2. Пятачок из…

  • Ещё одна песня. На бис))

    Не могу пропустить ещё одну песню дату - 28 ноября - день рождения Мистера Жаба!

  • «Ветер в ивах»

    Итак, «Ветер в ивах» /The Wind in The Willows. Спасибо, Марина, что напомнила мне об этой дивной книге. Я…