cotilina (cotilina) wrote,
cotilina
cotilina

Category:

La Tosca

Посмотрела эту постановку: Тоска – Монсеррат Кабалье, Марио Каварадосси – Хозе Каррерас, Скарпья – Хуан Понс, 18/20 апреля 1980г., Théâtre de l'Opera de Nice. Conductor - Jesus Etcheverry. (Я-то думала, это тот же спектакль, о котором здесь писал eye_ame, а оказалось, не тот).

Антиквариат, безусловно, качество не ахти, но впечатляет. Da Capo: В церкви появляется Анджелотти и начинает искать ключ на лесах под портретом Маддалены! Но потом слишком быстро его находит, надо было поползать у подножия Мадонны. Ризничий в очках учит маленького воспитанника нюхать табак!!! Очень непедагогично! Возмутительно!!! Этот мальчишка садится на скамеечку рядом с ризничим, и они оба собираются помолиться, при этом ризничий достает из корзинки Марио бутылочку вина и прикладывается. Ребенок косится на него. Входит молоденький Каррерас и недоуменно так: «Che fai?» – Читаю «Ангела» - невозмутимо ответствует ризничий, и, отвернувшись, делает еще глоточек))) Образцовая, прекрасная, полнозвучная «Рекондита» наполнила меня счастьем. Ризничий просит позволения уйти, и опять прикладывается к бутылке, получив разрешение)) Ну надо же, такое интеллигентное лицо, в очках, и поди ж ты….

Рваный занавес открывается и появляется Тоска, вот она, знаменитая певица, величественная, в палантине кораллового цвета с золотом, она дрожащим от обиды голосом требует Марио к ответу – с кем это он только что шептался? Марио смотрит на неё с почтением, но обожания я не заметила. И почему-то Маддалену не показали…. Но вот любовный дуэт прекрасно спели, Марио показал трепетные чувства, а Флория, успокоившись, стала кроткой и милой, просто попросила «сделать Маддалене черные глаза», а потом кокетливо и смущенно посетовала, что Марио помял её прическу)) Вообще мне дуэты здесь больше нравятся, чем сольные номера у Марио – Каррерас в расцвете лет просто затопляет все пространство своей полноводной кантиленой, столько сил в этом голосе, столько страсти!



Анджелотти, хоть и дубовый на вид, но веер-то прихватил, и веер все еще был в его руке, когда они с Марио выбежали из церкви!

Явление Скарпьи с хлыстом в руках так напугало ризничего, что он стал блеять… Когда Скарпья показал Флории веер, в её восклицании не было ярости, как обычно у других Тосок. Она в печали и в отчаянии, вытирает тихонько слезы, ходит кругами вокруг Скарпьи, но гнев постепенно завладевает ей. Она рыдает, а Скарпья улыбается недобро… И Te Deum он поёт, мстительно улыбясь своим планам, не замечая собравшейся на службу публики. На последних тактах он опускается на колени спиной к залу.

Акт 2. Палаццо Фарнезе. Стол, покрытый красным бархатом с гербом, стоит на постаменте. Скарпья в парчовом камзоле разоделся для бала, собрался было плясать гавот, да вот дела государственные задержали… Двумя росчерками пера пишет записку Флории. Пьет вино и хохочет, как Дон Джованни какой-то. Приводят Марио, его руки связаны, и он не кажется напуганным, только слегка встревоженным, и упрямо отвергает обвинения. Скарпье приходится орать: «В последний раз спрашиваю, где (Анджелотти)?!» - Не знаю! – орёт в ответ Марио. За сценой голосит Флория в кантате, и Скарпья в раздражении кидается к распахнутым дверям и закрывает их. Приводят Флорию, она в черном платье, в руке алое опахало из перьев страуса; Марио приказывает ей молчать, иначе она его погубит, сбиры уводят Марио, но она не кидается вслед, а обреченно бродит по кабинету. Бросается на Скарпью, схватив его за руки, борется и проигрывает. В какой-то момент Скарпья выходит из кабинета, и когда возвращается, Марио из-за сцены особенно громко кричит. Это последняя капля. «Nel pozzo del giardino» – выдохнула она, продолжая рыдать. Приводят Марио, кидают на ковер, он лежит без движения, но «Витторью» поёт, героически вскочив …



«Quanto? Il Prezzo?» Она поет со злостью. Vissi darte звучит меланхолично, прерываясь слезами. Вообще Флория-Кабалье здесь то и дело всхлипывает… Скарпья торопливо пишет пропуск. Тоска подходит к столу, собирается снять серьги и колье и замирает, увидев нож. Удар ножа был стремительным и точно в цель, не оставив Скарпье никаких шансов, и он быстро и послушно «умер». Рыдая, Тоска вымыла руки, забрала свои драгоценности. «Avanti a lui tremava tutta Roma» прозвучало с обидой и презрением. Распятие она сбросила ему на грудь.

Третий акт – я почувствовала себя обманутой – вместо пастушка за сценой пела тётя, судя по голосу, сама Кабалье! Молоденький часовой ходит лениво, тюремщик, сидя на ступеньке, читает письмо, думает свои невесёлые думы и курит трубку. Приходит монашек. Конвой приводит Марио. Рубашка аккуратно заправлена, пояс на месте, застегнут на все пуговицы, только маленькие пятнышки крови свидетельствуют о его мучениях. Написал письмо Флории и тут же скомкал и выкинул. E lucevan le stelle - не очень драматичное исполнение, на мой вкус.



Тоска рассказывает о последней милости Скарпьи, сама себе не веря и ужасаясь своему рассказу. Словно мать сыну, она говорит утешительные слова о том, что казнь будет ненастоящая, а он хмурится… «Lora! - Son pronto!» – он собран и бесстрашен. При первом же залпе он хватается за голову и медленно падает. Флория причитает над телом, Сполетта кричит издалека: «Ah! Tosca, pagherai ben cara la sua vita!», но приблизиться не решился... «O Scarpia, avanti a Dio» – Тоска бросилась к стене и скрылась за углом, взмахнув полой черного плаща…

Tags: tosca, Опера, Пуччини
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments